Loading
 
 
  • Просмотров: 4359
  • Источник: Cайт...

Из ранней субтропической весны

          Еноты снова видели Море бескрайнее и Море, обрамлённое берегом с одного краю. Это разные вещи. Ибо на берегу высились хребты гор, занесённые снегами почти от нижней границы грабовых лесов, прозрачных в эту раннюю пору, и по самые вершины, где снег сиял на Солнце белым покрывалом - нежным и гладким. Ещё на склонах перевалов были хорошо видны - в сильный бинокль - мохнатые пики высоких ёлок, тоже одетые в меховые шубы. Там, на горном берегу, протянувшемся из одного конца горизонта в другой, зима укрепилась надолго. И даже субтропические джунгли в самом низу, у подножия этих заснеженных перевалов, не казались зелёными в эту срединно-мартовскую пору. Они выглядели скорее побуревшими, с едва-заметными оттенками розового и малиново-красного, с разбросанными лоскутами тёмной, тяжёлой и холодной зелени, пережившей самые холодные месяцы. Абхазец Тимур - участник нашего научного рейса - сказал, что эта зима выдалась непривычно холодной и снежной. Глядя на эти берега с дистанции в пару миль, еноты чуяли в прозрачном и прохладном воздухе, что их живая природа прощупывает себе путь к пробуждению крайне осторожно, предощущая возможные снегопады и в дальнейшем.
          Тем не менее, очутившись в окрестностях моста царицы Тамары, что под Сухумом, еноты увидели там, в распадке меж гор, зеленеющий Мир, влажный от дождя под хмурым небом.












Это было ещё до выхода в Море. В тот день часть нашей экспедиции приехала в Сухум из Новороссийска. На большой маршрутке-мерседесе.
         Выехали мы из промозгло-холодного, остывшего до -8-ми по Цельсию, пыльного Города-Цемента в час ночи. Виляя по серпантинам среди прибрежных гор и проезжая полусонные посёлки, светящиеся множеством огней строящиеся города, минуя длинные тоннели нового Сочи, проехали огромную извилистую дистанцию, постепенно проникнув из застывшей холодами зимы в раннюю весну в окрестностях Адлера. На границе с Абхазией впервые увидели заснеженные горы на сопредельной территории и поняли, что если весна и пришла в эти края, то скорее в виде первых робких дуновений влажных ветров, нежели собственной цветущей персоной. Однако, путь наш пролегал и дальше на юг, и попадавшиеся вдоль трассы зелёные бамбуковые рощи, эвкалипты, усыпанные рыжими плодами мандариновые сады и мимозовые деревья, расцветавшие густыми и пушистыми лимонно-жёлтыми прядями, а также лианы ежевики и плюща, увивавшие ветви голых деревьев, вскоре принесли ощущение, что потаённая радость жизни уже вернулась в эти лесистые края. Над которыми гордо высились по-прежнему заснеженные горы. Словно зимняя стена, отгородившая эту неширокую полоску лесов от остального, по-прежнему леденящего холодом горного мира Кавказа. Так или иначе, десять с полтиной часов на колёсах, включая переход границы без колёс, занявший у нас примерно час, позволили нам очутиться в краю первых вздохов просыпающегося весеннего времени.




И там, у моста Тамары, в лесах по берегам речек, мы видели уже проснувшуюся зелень трав и папоротников, цветущие по склонам гор цикламены и сиреневые примулы, а ветви ореховых деревьев плотным пушащимся мехом укутывал зелёный влажный мох.







Здесь чувствовался запах раннего цветения и весёлой пробудившейся воды. Очень хорошо, что в Сухуме можно вызвать в любую точку города такси, которое приедет буквально через три-пять минут и довезёт тебя в тот район пригородов, который тебе нужен. Пока мы лазили по опушкам леса, таксист - пожилой жилистый абхаз с низким голосом - терпеливо дожидался нас у машины. А на обратном пути сделали остановку среди деревни, чтобы нарвать немножко мимозовых веток.




Деревня стояла полупустой. Многие дома, ранее принадлежавшие грузинам, были оставлены хозяевами ещё 20 лет назад, во время войны. А в субтропиках, если человек бросает своё жильё, оно вскоре достаётся лианам и птицам, проникающим всюду. Через пустые проёмы окон было видно, как ежевика прижилась на стенах комнат, где прежде происходила чья-то неторопливая жизнь. Но мандариновые и лавровые деревья в садах, давно лишённых заботы, всё ещё были полны жизни. Крупные оранжевые плоды лежали на прошлогодней траве. В таких деревнях царит атмосфера выжидающей тишины. Словно покинутые дома смотрят на проезжающих или же проходящих путников, неслышно вопрошая сквозь шелест весеннего дождя, подмывающего их стены: а что же дальше? Таких полупустых деревень, где давно покинутые дома постепенно проглатывают ветвистые джунгли, полно по всей Абхазии. Их никто не трогает с давних пор, и никто в них не селится - у них есть хозяева, которые имеют право вернуться. Если не запятнали себя кровью на войне 1992-1993. Говорят, некоторые возвращаются, и ближе к грузинской границе таких много: есть целые деревни, снова заселённые грузинами почти целиком. Однако, в окрестностях Сухума таких возвращенцев меньшинство.
         На самом деле, многое в Абхазии выглядит как долгое эхо войны, и это далеко не только пустые и полузаросшие дома в деревнях. Здесь много пустых санаториев, медленно рушащихся под натиском стихии субтропического леса, стоят пустые здания вокзалов - в том же Сухуме и в Гудауте, зияют пулевыми отверстиями стены тёмных домов культуры и кинотеатров, старые пирсы и морвокзалы медленно рушатся без ремонта, у скелетов пляжных построек лежат полузатопленные грузовые суда, проседают прорехами поросшие коврами из мха платформы железнодорожных станций и крыши заброшенных ферм, высятся тёмными руинами - прямо у трассы - недостроенные когда-то "замки" грузинской знати эпохи социализма. Далеко виден с Моря старый президентский дворец в центре старого Сухума - высокий прямоугольный ржавый бастион ушедшей эпохи грузинского правления, взирающий на Мир навсегда опустевшими бойницами окон.
         Эта свободная страна восстанавливается медленно, фрагментарно и исключительно по мере надобности. Даже на улицах Сухума вы встретите дома, отремонтированные под жильё или же магазин лишь наполовину. А во второй половине будет гулять влажный ветер среди почерневших стен. Кое-где даже строятся новые коттеджи. Но таких немного.
Есть кварталы многоэтажек к северу от центра города. Эти дома были построены перед самой войной. Район так и называется - "новый городок". С Моря - издалека - район выглядит заброшенным, но это лишь первое впечатление от вида издалека, порождаемое обликом облупившихся стен. На самом деле там живут люди, в их квартирах есть електрообогрев, стоят новые стеклопакеты в окнах, а снабжение водой в этих высотных домах даже лучше, чем в центре Сухума. В городе полно лавочек, где можно купить самые разные девайсы для домашнего ремонта, и привести в божеский вид своё жилище. Если имеются на это деньги и желание. Так что жизнь всё же не стоит на месте, строительство и восстановление имеют место, а на отдельных обширных участках кропотливо идут полным ходом.
         Тем не менее, абсолютно парадоксально выглядят посты ГАИ на основной трассе, пронзающей республику от северной границы до южной. Во многих местах посты расположены прямо возле недостроек или же покинутых домов, поблизости виднеются останки автобусных остановок, искусно выполненных в эпоху 80-х по проектам Церетели, ветер шумит в кронах одичавших плодовых деревьев. Служители дорожных правил стоят группами от трёх до восьми человек и чётко несут вахту по сбору средств.
         Как верно отметил водитель, отвозивший нас из Сухума в Адлер уже по окончании рейса, "когда они требуют денег, то делают это с таким напором, будто без этого жизнь их собственная и жизнь их семей, всего, что им дорого, закончится уже прямо завтра - словно вампиры, алчущие крови и не ощущающие за собой права отступить перед вожделенной целью". Для тех, кто не знает, поясню. На территории Абхазии действует собственный свод ПДД. И он отличается от российского. Существенными "мелочами", несоблюдение которых легко приведёт незадачливого - или, скорее, практически любого водителя, остановленного группой лиц в синей форме - к определённым финансовым потерям. Например, ВСЯ Абхазия - это, согласно местному ПДД, единый населённый пункт. Проезд по которому возможен со скоростью не свыше 60 км/час. Разумеется, есть участки, где надо ехать медленнее. Об этом свидетельствуют знаки ограничения скорости. Но максимально разрешённая - 60 и не больше. Так что если тебя остановили на посту и сказали, что ты ехал 81 км/час (а ты плёлся всего лишь 40, стараясь избежать неприятностей), и тебя якобы засекла камера слежения - изволь заплатить. И не пытайся выкручиваться и качать права - ты на территории суверенного государства, и там свои правила и формы отношений с местной властью. Если та же мифическая камера засекла тебя пересекающим сплошную разделительную линию - это лишение прав. И судись потом с местным ГАИ. Размер поборов различен для граждан Абхазии (200-400 рублей) и России (на порядок больше). Одним словом, если тебя остановили на абхазской трассе люди в форме, ты скорее всего облегчишь свой карман.
        Тем не менее, это по-прежнему крайне гостеприимная и приветливая страна. Если ты что-то ищешь или тебе нужен совет, тебе здесь всегда помогут простые люди, даже если они спешат по своим делам. На набережной Сухума можно выпить хорошего, свежезаваренного кофе дешевле, чем проехать в московском метро. Или довольно дёшево посидеть в уютном современном кафе, вкушая чудесные вареники с вишней, хинкали, хачапуры-лодки и шашлык, прожаренный так, что тает во рту. И тоже значительно дешевле, чем вкусить кавказскую кухню, скажем, в Петербурге. В городе спокойно, люди общаются между собой уважительно. Здесь присутствует своя неповторимая атмосфера уюта в тишине, невзирая на мерцающие тут и там прорехи долгого эха войны. Много дорогих машин, но часто попадаются и "жигули". Можно встретить старую "волгу" в идеальном состоянии. По части автомобилей есть ощущение, что многие местные мужчины пользуются правилом "не важно, какой у тебя дом - зато важно, какой у тебя конь". И в этом есть доля смысла. Ибо преобладающая часть незнакомых людей видят тебя именно на коне, а не на диване.
         Среди эвкалиптов и магнолий на набережной мужчины по-прежнему режутся в домино и шахматы, собирая множество зрителей и сопереживателей. А над сухумскими причалами перелетает с места на место большое белое облако чаек, по-своему символизизирующее свободный дух этой страны в не меньшей степени, чем огромное полотнище флага, реющего на влажном и прохладном весеннем ветру над зданием центрального морвокзала.

Распечатать материал
  • Фото: Name LJ
  • Теги: весна, Абхазия, путешествия, измерения, Миры, реальный Мир, в сущности



Всего комментариев: 0

Комментарии

Добавить комментарий!

Имя:
E-mail:

Код с картинки:

Фото дня

Новые репортажи:

  • Отдых в Абхазии Отдых в Абхазии

    Отдых в Абхазии. Посёлок Приморский (Цкуара) Этим летом путешествовал по Абхазии. Настоящая страна души, как ее называют абхазы. Есть очень красивая легенда. Всевышний созвал народы со всего мира, и стал делить леса, долины, ...

  • Магнит в Адлере на грани открытия Магнит в Адлере на грани открытия

    Автомобильная дорога немного расширена, деревья, заслоняющие прекрасный вид на новый магазин - вырублены (кроме одного), асфальт укатывается, разметка на автостоянке нарисована, фасады украшены колбасами и овощами.

  • Подземная Олимпиада. Адлер-Красная поляна. Часть третья. Подземная Олимпиада. Адлер-Красная поляна. Часть третья.

     В заключении поездки мы посетили самый длинный по протяженности, третий тоннельный комплекс, расположенный на 23-28 километрах дороги. Автомобильный тоннель, кстати, продолжат первым на юге России вантовым мостом, длинной триста двадцать метров с высотой опор восемьдесят с небольшим. Учитывая, что проходка трехкилометрового автомобильного тоннеля ведется при значительном горном да...