Loading
 
 
  • Просмотров: 8280
  • Категория: сукко

ВОЙНА И МИР ТАМАНСКОГО ПОЛУОСТРОВА. В горы



«...Весной 1943 года штабы Северо-Кавказского фронта и Черноморского флота начали подготовку совместной наступательной операции с целью освобождения Новороссийска и разгрома противника на Таманском полуострове. С целью получения необходимых разведданных Военный Совет Черноморского флота принял решение высадить в тылу врага, близ Анапы, три небольших десантных группы моряков-разведчиков под командованием капитана Дмитрия Семёновича Калинина. Возглавляли группы капитан Калинин, сержант Андрей Левинский и мичман Николай Земцов. Они должны были разведать систему обороны противника, разрушить неприятельскую телефонную и телеграфную связь, заминировать участки шоссейной дороги Анапа-Новороссийск и совершить нападение на гарнизоны противника в населённых пунктах Варваровка, Сукко и Павловка. Этим самым создать видимость высадки на Черноморском побережье крупного десанта и отвлечь часть сил с сильно укреплённой врагом "Голубой линии", которую должны были штурмовать войска Северо-Кавказского фронта. Отряд моряков-разведчиков, включая Калинина, состоял из 35 человек. В полночь с 30 апреля на 1 мая 1943 года "морские охотники" с десантом скрытно подошли к обрывистым, крутым берегам юго-восточнее Анапы, в район села Варваровка...

...Из найденного в архивах письма гитлеровского солдата: "Было это неподалеку от приморского городка Анапа. Эти русские моряки - мы звали их "трижды коммунисты" и "полосатые дьяволы" - здорово досаждали нам. Не скрою, мы страшились их... И в одном бою убедились, что значит такой вот "морской дьявол". То был офицер, высадивший в наш тыл небольшую группу и застигнутый нашим охранением. Более двух или трёх часов сражались эти два десятка русских матросов, пока в живых не остался только их командир. Мы окружили его, надеясь схватить живым, но он гранатой подорвал себя и несколько немецких солдат... К моему великому изумлению, командир полка выстроил нас перед останками погибшего русского. "Я отмечаю высокую воинскую доблесть русского морского офицера..." В конверте имелась фотография могилы у села Супсех. На ней - крест с надписью "Русскому офицеру Дмитрию Калинину. I мая 1943 года...»


"Мы уже практически в Анапе, - говорил, склонившись над картой Олег, указывая в сторону дальнейшего запланированного движения. - Потом подъём на Супсех, спуск, подъём на Варваровку и спуск к Сукко и - на озеро". В его устах всё звучало буднично, даже элементарно, легко. А я что-то вспомнил слова Насти, пока мы в "Шаране" ждали группу на Тузле. "Это всё разминочка. Впереди ждёт коса. А потом - Кобыла..." "Постоянный подъём градусов двенадцать, на протяжении шести километров", - так, вспоминалось, описывал те же места ещё раньше сам Легус. Это не относилось к сегодняшнему пути, самые горы были запланированы на завтра. Тем не менее, настроения расслабляться не было. Настроение было, у меня, например, с утра пойти к морю. Умыться, зубы почистить, посуду после ужина к завтраку помыть. Пошёл босиком, через все барханы, через весь пляж... Вроде уже сделал всё, что хотел, а море не отпускало, какое-то равновесие внутри зарождало, хотя отнюдь не было спокойным - волновалось изрядно. В итоге, за утро два таких "рейса" совершил, до сих пор не понимаю, как не порезался ничем... А практически у всей женской части группы (то есть у подавляющего большинства) настроение было ещё круче - "в баню". В прямом смысле, причём необходимостью была не баня как таковая, а желание отмыться. Баня значилась в программе похода, и её приближение, по-моему, являлось стимулом двигаться, как для некоторых в жару - пиво. Если в предыдущие дни разговоры о ней были разовыми, и народ обходился купанием в море, то теперь с самого утра перед Олегом вопрос был поставлен ребром. Один из вариантов предполагал удовлетворение сего желания в почти конечном пункте дня - селе Сукко. Но многим тянуть с этим вопросом не хотелось, так что решили попробовать найти баню, хотя бы обычную городскую, в Анапе, пусть дальше ещё и предстояло крутить педали.



Утром под Витязево успели позагорать.



Отец и сын. Алексей и Василий на въезде в Анапу. Фото: Дарья Гришина.

Собрался я одним из первых, и мы с Ксюхой сидели на старых покрышках, изучая их "ассортимент". Наконец, покинули стоянку, причём поехали не друг за другом, а как-то все сразу, группой, включая авто. Олег, поравнявшись со мной, заметил: "А ничего машина без глушителя идёт? Не буду я его пока делать..." Инструктор, похоже, только-только начал отходить от повреждений, нанесённых "Шарану", как своих личных. Путь наш петлял по улицам Витязево: налево-направо, в горку-под горку, по круговому движению, Макс давал мне наставления по искусству педалирования... И снова вырулили на дорогу вдоль берега, ведущую прямиком в Анапу - уловить границу двух населённых пунктов не удалось. Я быстро снова оказался в хвосте, но, как правило, в пределах видимости от едущего впереди. По пригородам ехать было на удивление комфортно: солнечная погода поднимала настроение и давала повод с любопытством смотреть по сторонам. Не уверен, что здесь слышали слово "кризис": всюду шли ремонтные и строительные работы - здесь явно готовились к активному туристическому сезону. Кое-где, правда, ремонтировали дорогу, из-за чего объезжая приходилось выдвигаться на середину проезжей части. Но в целом всё было очень аккуратным, чистеньким, а что особенно грело душу - так это отдельная полоса на дороге, предназначенная, судя по рисункам на асфальте, для велосипедистов и инвалидов-колясочников. Нашей задачей оставалось, чтобы одна категория не перешла в другую. Только армян на улице, чем глубже в Анапу, тем было больше. На въезде в город дружно тормознули у общественного туалета. А у меня вдруг открылся диссонанс личных и общественных потребностей. Я в этот момент захотел... есть. И не абы что, а пирожок с мясом или, прости господи, беляш. Но пришлось собрать волю в кулак, у группы были совсем иные потребности. Впереди неясной мечтой, как орех для сумасшедшей саблезубой белки из "Ледникового периода", маячила БАНЯ. Мы ехали по Анапе, вызывая неподдельный интерес местных жителей. Не обратить внимание на колонну из двадцати с лишним человек было невозможно. Регулярно спрашивали, издалека ли едем. Но главный фурор производил, конечно же, восседающий в своём велокресле Василий. "Ты посмотри сколько их! И с пацаном сзади! Ну, молодцы!" - не сдерживались анапские тётушки (мне в этот момент как раз посчастливилось ехать за Лёхой с Васькой). Достигли перекрёстка у еле заметного городского автовокзала. Наиболее настойчивые стали выяснять у озадаченных горожан, ГДЕ БАНЯ. Добившись только неясного маха рукой вправо, двинули туда, шокируя автолюбителей на дороге и пешеходов на тротуаре. Проехали дальше, уточнили ещё у кого-то - никто не знал, есть ли вообще здесь баня, не говоря уже о том, где она. Наконец, волевым решением постановили не терять времени и перенести помывку на конец дня. Собрав ещё пару поворотов анапских улиц, вырулили к здоровенному перекрёстку, на котором феерично неорганизованно повернули налево (меньше всего "ущерба" нанесли те, кто спешился) на выезд из города. Дорога загибалась вправо, и вот вдалеке впереди мы уже видели Су-Псех (именно так сейчас пишется это название), причём отмечали, как в самом посёлке дорога уходит круто в гору, а перед этим вроде плавно спускается вниз. Мы попилили по прямому участку асфальтированной трассы, я то держался на краю покрытия, то съезжал на обочину, снова оказался в конце и совсем не мог понять, почему же под эту горку катить так тяжело... Возникли технические вопросы с чьим-то велосипедом, и Олег с Максом тормознули их решать. На въезде в Су-Псех, напротив первого же магазина уже стоял "Шаран", к которому подкатывала наша группа. Народ убегал в магазин, Настя напряжённо смотрела назад, не понимая, куда делся Олег. Интересовал и он сам как таковой, и ответ на вопрос, где мы будем устраивать перекус. Я пока решил тоже сходить в магазин, положил велосипед, собравшись переходить дорогу, посмотрел назад и... Не понял. Вообще не понял. Дорога к Анапе уходила вниз. То есть сюда мы ехали в горку. Это полностью объясняло, почему ехать было так тяжело и я еле сдерживался, чтобы не пойти пешком. Но совсем не объясняло, почему с той стороны всё выглядело наоборот: будто дорога к Су-Псеху идёт вниз. Уже не доверяя себе, сверил ощущения с несколькими людьми - сошлись. Число загадок этого похода росло... Наконец, подтянулись инструктора. Решили обедать прямо здесь, по поводу чего разложили на траве на пенках снедь. Я к тому моменту успел сожрать мороженое. Вот так: с утра беляш хочется, к обеду без мороженого жизни нет. После перекуса Олег и Макс начали составлять раскладку, с которой машине предстояло возвращаться в Анапу для закупки продуктов. А велосипедисты поехали дальше, хотя большинство ехало недолго: дорога уходила круто вверх, то вправо, то влево, огибая гору, открывая замечательные виды по обе стороны пути, но совершенно не вызывая желания садиться в седло. Слева на горе показался Поклонный крест, установленный здесь, в начале Кавказских гор, в 60-ую годовщину Победы, впереди - развилка, у которой большие буквы КАВКАЗ, оказавшиеся рекламой каких-то вин, а напротив на горе над морем - огромные белые сооружения радиолокационной станции. Миновали Варваровку, продолжали путь по горной дороге, обсаженной с обеих сторон виноградниками. Я увидел стоящих справо на обочине Дениса и Лёху, чуть притормозил возле них, где в глубине за деревьями что-то белело. Я пригляделся: это был памятник... Памятник морскому пехотинцу, с автоматом и гранатой, памятник Дмитрию Калинину...

«...Группы Калинина и Левинского разойтись не успели. Их на рассвете заметил варваровский полицай и сообщил в комендатуру. Противник, предполагая, что высадился крупный морской десант, начал спешно усиливать гарнизон, были срочно подброшены два кавалерийских эскадрона, истребительная авиация, полковая артиллерия. Примерно зная район, где находились десантники, противник начал их окружать. Прибывший из Сукко по тревоге вражеский кавалерийский эскадрон отрезал морякам спасительный путь к лесу. Противник начал прочёсывать местность. Утром 1 мая 22 советских моряка, окружённые румынским полком, нёсшим оборону побережья в районе Анапа-Сукко, вступили в неравный и последний бой... Он продолжался до полудня, когда в живых остался лишь командир отряда Калинин. Автомат своё отработал - в последнем диске не осталось ни одного патрона. Раненый в правую руку и ногу, он, хромая, пошёл на врага, сжимая здоровой рукой последнюю противотанковую гранату. Когда вражеские солдаты подбежали к нему, бросил гранату себе под ноги...

...Из рапорта начальника разведотдела штаба Черноморского флота полковника Д. Намгаладзе в наградном листе на капитана Калинина: «...Командир румынского отряда, нёсшего оборону побережья в районе Анапа-Сукко, преклоняясь перед мужеством, отвагой, геройством и офицерской честью Д. Калинина, приказал похоронить героя-черноморца со всеми воинскими почестями. На его могиле был поставлен крест с надписью по-румынски: Храбрый русский морской офицер Дмитрий Калинин. 1 мая 1943 года...»



Внимание! Эта дорога идёт в гору! Фото: Иван Левин.



Вид на Анапу с подъёма за селом Су-Псех. Фото: Иван Левин.



Поклонный крест. Фото: Иван Левин.

Предстоял ещё один подъёмчик. И цель сегодняшнего дня начинала пугать своей близостью: справа от дороги на просторной смотровой площадке возвышалась беседка, а оттуда открывался вид вниз на долину, где лежит посёлок Сукко. Разумеется, мы все собирались на смотровой: кто оставлял велосипеды у дорожного ограждения, кто поднимал их прямо к беседке, все, у кого были, достали фотоаппараты, при этом многие девчонки старались ещё и попасть в объектив к Вано. Но окрестные виды и пейзажи - это, конечно, хорошо, однако нужна же БАНЯ! Отвлечь и сбить с толку народ ничем не удавалось. У меня лично вызывает уважение, когда люди вот так вот гнут свою линию, не ссылаясь на условия и обстоятельства… После лихого спуска от смотровой тормознули у первого перекрёстка в посёлке, поскольку, согласно указаниям Олега, к озеру нам нужно было уходить налево. Первый перекрёсток оказался не тем, но метров через сто, переехав впадавшую в море речку, двинулись вдоль неё по застроенным улицам Сукко, полным жилых домов и различных домов отдыха. Когда на обочине мелькал какой-нибудь указатель "баня", сохранить направление движения было непросто. На очередном перекрёстке уже близко к окраине села все тормознули, причём часть народа проехала дальше за перекрёсток, часть расположилась тут же слева у забора, а некоторые подъехали прямо к присутствовавшему здесь магазину. Олег выяснял у местных про подъезды к озеру, а заодно про лучший маршрут завтрашнего дня и под давлением общественности выходил на связь с машиной, поручая Насте заехать в какой-нибудь пансионат - договориться об организации помывки. В общем, зависли мы что-то на этом перекрёстке - в магазин успели сходить по два раза. И вот вновь свернули налево, проехали по бетонке мимо конной базы, но упёрлись в закрытую территорию - к озеру надо было подъезжать с другого его берега. Олег дал команду разворачиваться, чуть вернулись и ушли в бок на грунтовку, оставив на перекрёстке Нолика (по-моему, с Денисом) в качестве "маяка" для "Шарана". Дорога быстро упёрлась в крутую гору, зато после подъёма по ней перед глазами представало всё окружённое густым лесом, полным бука и можжевельника, голубое озеро Сукко. Название мне сразу понравилось - слог, на котором ударение ставить, по настроению выбирать можно. Налево узкую часть озера "ограничивала" дамба, а по правому берегу дальше шла дорога, на разведку которой Ксюха с кем-то и поехала. Остальные пока ожидали на дороге у просторной поляны под склоном горы. Чуть слева от поляны на более высоком месте стоял "Жигуль" с краснодарскими номерами - рядом отдыхали местные, человек пять. По привычке подумалось: не хочется вставать лагерем на частично "занятом" месте, мало ли что приехавшим раньше не понравится... Но потом приходил в себя: и что скажут пять человек группе из двадцати шести человек, с машиной и велосипедами??!! Ощущение себя как части маленькой армии придавало спокойствие, уверенность в себе и поднимало настроение. Олег с Максом и Вано стояли чуть впереди, вроде как рассматривая побережье озера и выискивая подходящее место для стоянки. Я сначала решил постоять в сторонке, но уж шибко не всё равно мне было, где доведётся ночевать, потому пошёл присоединиться. Подошёл... а они просто пили пиво! Стояли и с умным видом передавали друг другу одну бутылку, обрадовавшись моим буквально только что купленным в магазине солёным арахисовым орешкам. Наконец, возвратилась разведка во главе с Ксюхой, подтвердившей догадки Олега, что лучше места для стоянки такой толпы, да ещё с машиной, мы здесь не найдём. Двинули заполонять собой поляну. На въезде отрядили место для машины, которая должна была как бы загораживать велосипеды и вокруг начали ставить палатки, костровище решив устроить под склоном.



На смотровой площадке.



Вид на село Сукко от смотровой площадки.



Стоянка у озера. Фото: Иван Левин.

Вышла на связь Настя, уже стоявшая под пресловутой горкой перед озером. Олег пошёл помогать заезжать "Шарану", а больше половины группы с нетерпением ожидало вестей о БАНЕ. Интересно, кто-нибудь в этих местах видел бани, способные сразу вместить двадцать с лишним человек? Вот и в Сукко таких не было. Но в пансионате, чтоб не соврать, "Энергетик" был душ. Учитывая потребность не столько в бане, сколько в помывке, Настя за всех согласилась на душ, договорилась на семь вечера и - хоть до ночи. Всё. Как минимум, шесть дней похода для большинства обрели смысл. Я поначалу думал тоже присоединиться к числу совершающих омовение, но обнаружил, что в это число входят одни дамы, и постановил для себя возможность обойтись купанием в открытом водоёме. На поляне началась суета по сбору необходимых вещей, вытаскиванию из общей стоянки нужных велосипедов и упихиванию максимально возможного числа пассажиров в машину. Наконец, вся эта шумная кавалькада (кстати, к женщинам всё-таки присоединились Лёха с Василием и Денис) скрылась за горкой... Дамы потом рассказывали, что в душе было всего два места, тоненькие струйки воды и холод в помещении, особенно для мывшихся первыми. Потому мытьё растянулось часа на три, наверное. Ооо, но эти три часа!... Не берусь судить об ощущениях уехавших в душ, знаю только, что здесь, на поляне на берегу озера Сукко это время стало едва ли не самым насыщенным и сумасшедшим за весь поход! Хорошо всё-таки, что во время похода в группе было много женщин, потому что стоило семерым мужикам под присмотром единственной Ксюхи оказаться предоставленными сами себе, как их место пребывания сразу уже превратилось в какой-то гротескный театр. "Гвоздём" вечера должно было стать любимое Олегом и знакомое мне по Адыгее блюдо - хаш - мясо, картоха, лук и морква для которого были привезены "Шараном". Чистая вода была, оставалось порезать мясо, почистить и порезать картошку и морковку с луком и начать его варить на костре. Но в начале, соответственно, нужен был костёр. А для костра, как известно, желательны дрова. Вот за ними оставшаяся мужская шобла ломанулась на ближайший склон. Я провозился с какими-то вещами, поднялся туда последним и потому уже как факт увидел забравшихся на дерево с пилой Олега и Вано. Где-то за деревьями скрылись два Макса с топором, к моему подходу уже было нарублено несколько брёвен, кои я и потащил вниз. Отправив дрова к костровищу со склона методом "от плеча", развернулся идти за следующей партией. На подходе к лесу услышал сильный треск кустов и какие-то дикие мужские крики, смешанные с матом. Вдруг мимо меня из чащи выскочил Вано (с фотоаппаратом на перевес!) и ломанулся вниз по склону. Не успел я подумать, не медведя ли он там повстречал, я увидел несущегося за ним (с огромным бревном под мышкой!) Макса младшего, который вдруг удумал сбежать вот так с бревном, как с тараном, вниз по крутому склону, а Ваня, видимо, торопился это запечатлеть. На этом фоне чего-то кричавшие друг на друга при дележе дров Макс Гришин с Олегом представлялись образцом смирения. Называется, оставь мужиков с пилой, топором и дровами поиграться... Наконец, такая странно заведённая компания собралась у костровища, дабы приступить к разведению огня и готовке хаша. Проведя сложную умственную аналитическую работу, взвесив все "за" и "против", решили варить сиё блюдо сразу в двух канах. Но в начале... "Не, погодите, я купаться пойду. За дровами сходили, пока разгорячённый, надо окунуться. Кто со мной?" - жёстко обозначил свои приоритеты Олег. А надо сказать, что за время поиска дров обстановка на поляне у озера несколько изменилась. Началось ещё до безумства дровосеков, когда на поляне появилась новая здоровенная БМВ, чей водила попытался забраться вверх по склону сначала передом, а потом и задом. Попытки не удались, товарищ ещё сходил осмотрел местность наверху, наверное, сделал вывод о бессмысленности затеи и ретировался вместе с машиной. Потом по дороге вдоль озера куда-то в противоположный конец берега проехал "Жигуль" (это не тот, что стоял здесь до нашего приезда - тот оставался на месте и люди там никуда не делись). Далее по берегу прошествовала группа старшеклассников южной внешности - очень напомнило репетицию "Последнего звонка". Наконец, из-за горки показалась белая "японка" с тульскими номерами, из которой вышли папа с дочкой и ушли куда-то вверх по склону. Когда у меня начала кружиться голова от такой миграции на отдельно взятом берегу отдельно взятого озера, настал апофеоз. На ту самую горку на дороге, что не так просто преодолеть, вышли... ТРИ НЕГРА. То есть три совсем негра. Как говорит мой брат, афро-африканцы. Я, уже потерявший нить происходящего вокруг, забыл про приехавших и ушедших гулять мужика с девочкой и тупо смотрел на белую машину с тульскими номерами на фоне трёх негров. В тот момент я был уверен, что они приехали на этой машине, и мне думалось "Вот нифига ж себе их занесло! Что сюда, что в Тулу..." Но вы думаете, негры были главным зрелищем вечера? Нееееет. Главным зрелищем вечера были мы. Мы же пошли купаться! К берегу озера цепью, плечом к плечу, подошли пять мужиков: Илья, Олег, два Макса и я. Начали раздеваться. Быстрее всех это делал энергичный Олег, скоро оказавшийся голым. Абсолютно. Пока мы, остальные, не спеша сымали портки, Олег подошёл на край берега и опустил пальцы одной ноги в воду... "Фу... Что это?... Блин... Она какая-то странная... Она, как мыло... Может, это правда отстойник очистных сооружений? И на дне там чёрте чё... Не, я здесь купаться не буду", - резюмировал Легус и столь же стремительно стал одеваться. Мы с полуспущенными штанами стояли застывшие с открытыми ртами, переводя глаза то на закончившего шизофренический монолог Олега, то на воду, то друг на друга. Голый Олег был столь убедителен в своей речи, что с его мнением согласились все и стали одеваться обратно. Тут мы увидели, что за нами с интересом наблюдают стоящие неподалёку африканцы... Мы снова все переглянулись и у нас началась истерика, мы чуть ли по земле не катались от хохота над самими собой. Стоило только представить наше "купание" со стороны: пять мужиков решительно вышли с поляны на берег озера, один разделся догола, остальные на половину, первый попробовал воду ногой, быстро оделся обратно, за ним оделись остальные, все развернулись идти назад и вдруг как один разразились истеричным ржачем! И всё это минуты за полторы! Я не знаю, насколько это связано, но после нашего "купания" на берегу не задержались ни оба "Жигуля", ни школьники, ни негры, ни машина с тульскими номерами...

Наконец, закипела работа над хашем. Пока Илюха и Макс в компании Ксю отвечали за костёр, где подходила вода в канах, Вано с Дядей Женей готовили мясо. Олегус, радеющий за будущий ужин, критиковал Ивана, что тот слишком сильно обрезает жир - навара не будет. В результате, инструктор сам присоединился к процессу нарезки, что позволило найти компромисс. Я активизировался на шинковании картофеля, моркови и особенно лука, пользуясь тем, что у меня от него глаза не слезятся. При этом строго следили и чередовали каны в процессе заброски ингредиентов, дабы они присутствовали в котлах равномерно. И вот всё необходимое оказалось в канах - мы сосредоточились на процессе варки. "Шефом" был, разумеется, Олег. Казалось, вечер выходит на финишную прямую, но не было у нас возможности расслабляться. Не забыли про ещё одного персонажа? Макс-младший в это время активно боролся с брёвнами, предназначенными для дров. Учитывая, что брёвна были буковыми, слово "боролся" можно понимать буквально: Максим бросался на них то с топором, то с пилой, то голыми руками... Мы стояли-сидели вокруг костра под треск дров, шум закипающей воды и глухой грохот падающих под натиском Макса буковых брёвен. "Слушайте, посмотрите, я не сильно поцарапался?" - спросил вдруг подошедший "младший". Мы все медленно повернули головы в его сторону... Вся шея Макса была В КРОВИ. "Да нет... ерунда...", - как будто на автомате бросил в ответ тёзке Гришин, а сам в это время поднялся на ноги, как в замедленном кино, и резко рванул к палатке за аптечкой. Примерно такие же манёвры совершили слегка онемевшие Вано и Ксю, и уже секунд через двадцать Макс лежал у палаток, а над ним склонились Гришин, Иван и Ксения, оказывая скорую помощь. В ходе очередного раунда борьбы с руками и ногами Макса-младшего бревно изловчилось и полосануло его рядом с горлом. К счастью, всё действительно было не катастрофичным - неглубокие царапины сбоку шеи. На фоне такого спектакля хаш не замедлил сготовиться. Каны сняли с костра, поставили рядом, и следующим поводом для переживаний Олега стало, чтобы блюдо не успело остыть до приезда чистых сопоходников. Наконец, появился наш минивэнчик с первой партией помывшихся, но есть сразу не стали - решили ждать остальных. А уже приехавшим всё-таки достался кусочек вечернего спектакля...



Барабанщики - Василий и Елизавета. Фото: Иван Левин.

Какого-то уж очень импульсивного в этот вечер Легуса раздражал идущий от костра непосредственно в сторону стола дым. Он попросил ему помочь и чуть передвинул раскладной столик. Чтобы обнаружить новое расположение стола, дыму понадобилось меньше минуты. Олег с упорством ещё передвинул "мебель", дым последовал за ним. Ритуальная пляска со столом продолжалась около получаса, круг вокруг костровища был сделан почти полностью. Уже не знаю, чем бы закончилось дело, если бы "зрители" не успокоили Олега, убедив его начать-таки ужинать, не дожидаясь остальных - хаша много, всем хватит. Супец удался на славу. Ещё недоев первой порции, я уже хотел добавки. А по периметру сужали круги не весть откуда взявшиеся бродячие собаки, не брезгуя даже жирком с мяса.... Пока навернули по одной полной тарелке, на велосипедах из душа вернулись все остальные. Я терпеливо дождался, пока народ разберётся с вещами, возьмёт тарелки и подойдёт к костру. Заботливо показывал на каны, рекламировал хаш, следил, чтобы всем досталось... Со стороны могло показаться, что у меня приступ человеколюбия, но мной двигали сугубо эгоистические интересы! Как только я убедился, что все желающие взяли себе по порции хаша, уже не рискуя остаться голодными, я ломанулся к канам за добавкой! У кого ещё были силы не спать, развлекались: повышенным спросом пользовались барабаны Иры и Ильи, причём больше других в этот вечер на инструментах играли Вася и Лиза. Вечер, несмотря на всю его сумасшедшинку, оставил сытое и довольное впечатление. Тем больше сил должно было быть на завтра: Ольге, Люде и мне предстояло дежурить. Олег с Настей доверили ключи от машины, я стаскал туда продукты, запер авто и одним из последних пошёл спать. Уже почти полная луна на небе появлялась периодически, иногда прячясь в небе за тучами. И когда её было видно, в её свете внизу блестели озеро, машина, велосипеды. А языки пламени костра высвечивали многочисленные полотенца, сушащиеся после душа на здоровенных кустах можжевельника.


Продолжение следует...
 

Распечатать материал
  • Фото: Name LJ
  • Категория: сукко
  • Теги: Тамань, Таманьвокруг света, вокруг света



Всего комментариев: 0

Комментарии

Добавить комментарий!

Имя:
E-mail:

Код с картинки:

Фото дня

Новые репортажи:

  • Анапа, Витязево, фотопленка ... Анапа, Витязево, фотопленка ...

    В конце августа, был в Витязево. Это рядом с Анапой. Снимал ради удовольствия на слайд и на цветную пленку.  Все фотографии  это сканы со слайда без обработки.

  • Красота, стиль и уют :) Красота, стиль и уют :)

    0. Фотографировал пару дней назад по заказу дизайнеров небольшую гостиницу в Анапе. Совсем маленькая: 2 этажа + цоколь, всего лишь 5 номеров, но я просто влюбился в эти интерьеры! На фоне всего анапского шлака и безвкусицы - это редкий самородок! Конечно, есть к чему придраться, но я первый раз увидел как многое "сделано руками" и с душой, и первый раз было чувство, что хочется остаться ...

  • Ансамбль Ансамбль "Оганер"

    Добрый день! Коллектив норильского ансамбля народного танца «Оганер» получил благодарность от президента России Дмитрия Медведева за большой вклад в развитие хореографического искусства. Поздравляем ребят и работников коллектива!!!!