Loading
 
 
  • Просмотров: 3105
  • Источник: Cайт...

Русские учебные заведения в Сербии






Урок рисования в Харьковском девичьем институте Нови -Бечей, 1920 гг

Среди русских беженцев всех трех „исходов" из России после поражения Белой Добровольческой армии осенью 1920 года, среди военных чинов и I ражданских лиц оказалось много и детей и юношества. Они эвакуировались с родителями» с родственниками, некоторые со своими учебными заведениями (институтами благородных девиц, кадетскими корпусами, разными военными и другими училищами). К счастью, среди беженцев было и много педагогов, преподавателей, учителей, профессоров, законоучителей, да и просто благородных и чутких людей сразу понявших весь трагизм этой детской эвакуации и потери Родины.

Русские гимназии

Первая русско сербская гимназия в Белграде. Она была любимым детищем Владимира Дмитриевича Плетнева, который внес в программу много интересных новшеств (например семинары и кружки) и буквально жил ею, активно участвуя в работе, особенно старших классов. Не случайно она так и называлась "Плетневской" Правда, он иногда увлекался, забывая, что это все-таки учебное заведение, которое должно быть созвучным с другими, местными. И вскоре у него появились оппоненты, как в самом министерстве, так и среди коллег и родителей учеников гимназии. Многие не могли ему простить попытку перевести школу на новое правописание. А этот вопрос был не педагогическим, а политическим! И, уже в 1925 году ему пришлось оставить гимназию и уступить место тактичному и сдержанному Ивану Михайловичу Малинину, который был на этом посту до 1941 года, когда под давлением немцев, оккупировавших Сербию, он передал гимназию Борису Николаевичу Сергеевскому.




Восьмой выпуск Русско-сербской девичьей гимназии

Гимназия основана как смешанное учебное заведение и такими были первые 9 выпусков. В 1929 году была выделена женская гимназия, ее директором стал Лев Михайлович Сухотин, также оставшийся на этом посту до прихода немцев в 1941 году, когда на его место был назначен Владимир Северинович-Левицкий. Обе гимназии просуществовали до июля 1944 года, так и не начав новый учебный 1944/1945 год, так как в августе и сентябре началась эвакуация многих русских белградцев на Запад. С приходом красной армии и сербских партизанских отрядов наши школы прекратили свое существование. Так, мужская гимназия дала 24 выпуска,
а женская - 16 выпусков. Принимая во внимание, что эта гимназия из всех русских в Сербии была наиболее организованной, позволим себе посвятим ей немного больше строк чем другим Во-первых, в ней были собраны исключительные педагогические силы: духовники протоиереи Петр Беловидов, Владислав Неклюдов, Георгий Флоровский, Владимир Мошин, Виталий Тарасьев. Профессора: Ю. Вагнер, А. Доброклонский, Г. Пио- Ульский. А Соловьев, академики Антон Билимоьич и Степан Колесников, выдающиеся математики Л. В. Коленко, Г. П. Кошиц, выдающиеся профессора сербы Рашко Димитриевич, Радосав Бошкович, Никола Попович; Божидар Томич и др.. естественники- исследователи Н. Измайлов и В. Мартино и многие другие.
После убийства короля Александра в октябре 1934 года, покровительство взял на себя регент принц Павел (по материнской линии Демидов Сан-Донато) и его супруга княгиня Ольга. Когда гимназии в 1933 году были переведены в Русский Дом имени Государя Николая Второго, в новых, более благоприятных условиях, благодаря наличию Русской публичной библиотеки (второй по величине в русском зарубежье, после Тургеневской в Париже), отдельного гимназического помещения, находившегося в тех же стенах, уровень знаний еще более повысился, гимназии отмечали в своей гимназической церкви все большие праздники, устраивали юбилейные торжества: в 1937 году- 100 летие со дня кончины А. С. Пушкина, в 1938 950- летие крещения Руси и т. п).




Русско-сербская мужская гимназия в Белграде

Выпускники наших белградских гимназий без труда поступали на факультеты Белградского университета, с успехом заканчивали их и включались в жизнь своей новой страны. Так, из стен этих школ вышли многие врачи, инженеры, духовные лица (несколько епископов), артисты, архитекторы, литераторы, лингвисты. Достаточно упомянуть выдающегося церковного деятеля архиепископа Женевского и Западно-Европейского Антония (Бартошевича) (11 выпуск 1931 года), графа Илью Голенищева -Кутузова (1 выпуск 1921 года), академика графа Никиту Ильича Толстого, правнука писателя) (21 выпуск 1941 года).
Кроме 1-й русско-сербоой гимназии в Белграде, годом позже были основаны и другие гимназии, в тех центрах, где по разным причинам колонии русских беженцев были более многочисленны. Это были города; Нови-Сад, Панчево, Земун и Кикинда (все на территории Воеводины). Главными проблемами этих школ были нехватка помещений и частые смены персонала. Через несколько лет условия работы этих школ улучшились: во-первых, в Нови-Саде, а особен но в Кикинде, где первая русско-сербская женская гимназия (с интернатом) была в руках исключительно образованной и энергичной Наталии Корнильевны Эрдели (1889-1925). В 1924 году от вдовствующей императрицы Марин Федоровны, в былые времена покровительницы Смольного, она получила разрешение на основание "Второго Смольного института" в Кикинде, но этот план не oсуществился. Много проблем было с гимна
зией в городке Панчево. Там не удалось набрать учеников во все классы, и работали только первые четыре. В 1924 году остался только первый класс, а через год она была и вовсе закрыта.
Одной из главных причин недолговечности русских гимназии в сербских небольших провинциальных городах было сравнительно небольшое число детей, не оправдывавшее существование на государственные средства специальной русской школы, затем бедность родителей, которым было легче отдать ребенка в кадетский корпус или девичий институт, где они были полностью обеспечены. Кроме того, не всюду эти школы смогли привлечь учеников из местного населения. Даже в такой элитной русской гимназии, какой была белградская, число обучавшихся сербов было минимально.

Русские начальные школы в Сербии

Проблему создания начальных школ в новых условиях в Сербии, поставила на повестку дня сама жизнь! Огромное число детей-сирот, детей из семейств без основных средств к существованию остро выдвинуло вопрос о создании детских приютов. Эту работу выполнил Всероссийский союз городов, считая, что такая система наиболее эффективна и недорога. Так была создана целая сеть приютов, спасших многих, буквально, от голодной смерти. И в этих приютах стали создавать своего рода учебные центры для детей дошкольного возраста, а также и на уровне начальных школ. До 1927 года Министерство просвещения королевства СХС не вмешивалось в работу этих школ, но потом взяло их под свое покровительство и выделяло немало средств на их существование.




Русская начальная школа в Белграде, 1920-е гг.

Белградская начальная школа работала с 1920 года сначала в Земуне (городок через реку Саву напротив Белграда, теперь просто район столицы Сербии), начальницей ее была Вера Петровна Малинина, а затем Серафима Ивановна Леднева. До открытия Русского Дома, школе приходилось менять помещения, чуть ли не ежегодно и лишь в 1933 году ее поместили вместе с гимназиями. Школа была "несмешанной", и вскоре ее директором стала одна из ее основательниц - Елена Александровна Кучинская. Первый класс бессменно вела Евгения Родионовна Колчина, исключительный педагог и человек, кормившая на свои средства многих учеников - сирот. Во втором классе учительницей была В П. Малинина, в третьем и четвертом Андрей Зиновьевич Куликов, чья супруга Елена Николаевна вела "женские" детские классы с Еленой Дмитриевной Исаевой и другими учительницами. Нас учили по учебникам Царской России (например, алгебра была Малинина и Буренина, геометрия Киселева, история Платонова и др.) В конце учебного года книги сдавались в школьную библиотеку и осенью они переходили в руки следующего младшего поколения. Поэтому нам строго запрещалось что-либо подчеркивать или писать в учебниках! Разрешалось только написать на обороте обложки свое имя и фамилию, так что эти книги могли бы рассказать интересные истории о своих многочисленных владельцах. В гимназии, где мы тоже должны были в конце учебного года сдавать учебники, было еще строже: кроме астрономического, географического, математического, ботанического и др. кружков, у нас был обязательным кружок переплетный! Если ты плохо обращался с книгой, то был обязан сам ее переплести в переплетной нашей гимназии, находившейся рядом с библиотекой.
Русская начальная школа в Белграде просуществовала до осени 1944 года и была ликвидирована вместе с гимназиями. Очень повезло русским детям в городке Панчево: кроме прекрасных педагогов, во главе с Александрой Боголюбовой, у них были вполне подходящие помещения в бывшей венгерской школе, чем не могли похвастаться их сверстники ни в г. Нови
-Сад, ни в шахтерском городке на востоке Сербии - в Боре, а также и на крайнем севере Воеводины - в Суботице. Приют и детский сад в городе Велики Бечкерек (теперь Зренянин) в Воеводине, был одним из самых сильных центров среди русских школ. Там работали неутомимые и хорошо подготовленные педагоги- Анастасия Георгиевская, Лидия Козякина и рано скончавшаяся Мария Шишко. Русские начальные школы были также в г. Вршац (почти на границе с Румынией), в Заечаре, Сомборе, Княжеваце и в курортном городке Врнячка-Баня. К сожалению, большинство архивов не сохранилось, поэтому сейчас невозможно восстановить имена всех учителей и учеников. В промышленных центрах Смедерево, Крагуевац, Кралево, Ниш русские школы были открыты значительно позже (в 30-е годы), когда там появились семьи русских специалистов. Но и они не могли похвастаться численностью учеников (иногда их число было человек 14, а бывало даже и всего 10) И еще одна интересная деталь ученики русских школ в сербской провинции очень редко поступали в наши гимназии, например в Белграде, так как это было сопряжено с большими расходами для их родителей, и они чаще всего продолжали учебу в местных сербских средних школах.




Постановка пьесы "Снегурочка" воспитанницами Харьковского девичьего института Нови-Бечей, 1930 г.

Институты благородных девиц

В отличие от начальных школ и гимназий, эти институты не создавались в Сербии, а были результатом организованной эвакуации учениц и персонала. Поэтому большинство девушек оказалось за границей без родителей, оставшихся в России. В Сербию прибыло два института: Мариинский донской во главе - Вера Федоровна Викгорст, которая вскоре покинула эту должность, уступив ее Наталии Владимировне Духониной (1881-1968). Местом их пребывания был определен городок на севере Воеводины - Белая Церковь. Второй институт был "смешанным": в нем были смолянки, соединившиеся в момент эвакуации в Одессе с Харьковским институтом и под таким именем вывезенные в Сербию, в городок Нови-Бечей. Во главе этого института была знаменитая сотрудница и педагог, как Смольного, так и Харьковского института, Мария Алексеевна Неклюдова. Она бессменно возглавляла свой институт, пока его не перевели в Белую Церковь, затем руководила девичьим общежитием в Белграде, где в 1939 году был торжественно отмечен ее юбилей - 50 лет педагогической работы. После войны судьба ее сложилась трагически: она, с частью своих девочек была вывезена в советский союз, попала в какую-то глухую провинцию западной Украины, где они жили в ужасных условиях советской послевоенной разрухи и вскоре скончалась. Некоторым из ее подопечных удалось вырваться на Запад, а остальные навсегда "осели" на своей родной земле.




Аттестат зрелости Людмилы Сергеевны Ведринской, воспитанницы Мариинского Донского девичьего института

Институты сохраняли и уровень преподавания, и самые заветные традиции своих славных учебных заведений Царской России, но, конечно, без прежнего блеска и "замкнутой слитности". К счастью, оба института находились в Воеводине, в "житнице" Сербии, где никогда не было нехватки питания. Первую помощь в оформлении помещений оказала им сербская армия, так что "смолянкам" пришлось привыкать к солдатским койкам. Многие из них каникулы проводили тоже в институтах, так как им некуда было ездить "домой". Были проблемы и с традиционными формами (рабочей и парадной), так как это требовало немалых дополнительных средств, которые Министерство не могло обеспечить. Бывало, что формы передавались следующим поколениям. Программы институтов были согласованы с Министерством просвещения и выпускницы могли продолжать учебу в вузах Югославии.

Кадетские корпуса

Кадетские корпуса, как и институты благородных девиц, не были основаны в Сербии, а появились на Балканах в результате организованной эвакуации. Со времен учреждения в 1732 году императрицей Анной Иоановной Первого корпуса, до начала Первой мировой войны 1914 года, в России число их возросло до 30 корпусов. Веками эти учебные заведения воспитывали молодежь быть верными Вере, Царю и Отечеству. Неудивительно тогда, что в водовороте ужасной бойни гражданской войны, они, верные своим идеалам и присяге, боролись в рядах Белой Добровольческой армии. Трудно привести достоверные данные о том, сколько этих юношей, зачастую почти мальчиков, погибло в неравной борьбе. Известны лишь цифры свидетельствующие о том, как мало их спаслось и очутилось на чужбине. Вот их краткая история: Киевским корпус (основан в 1851 т.) после целою ряда перемен "властей" (Временное правительство, гетманы, Петлюра, большевики и проч.) в конце 1919 года переброшен в Одессу, откуда вместе с Одесским корпусом, под обстрелом красных, погружен на корабли и эвакуирован в Королевство СХС (январь 1920 г.). Эти кадеты (почти 300 человек) были названы "Сводным кадетским корпусом" и размещены в городах Панчево (Сербия) и Сисак (Хорватия), а затем переведены в Сараево. В 1929 году корпус переведен в Белую Церковь, где был под покровигельством самого Короля Александра переименован в "Первый Русский Великого Князя Константина Константиновича Кадетским корпус".
Петровский-Полтавский корпус, тоже переживший все ужасы гражданской войны, был в 1919 году переведен во Владикавказ и соединен с Владикавказским. После многочисленных переходов и переездов, оказавшись в Крыму, переименован в "Крымский корпус" и в 1920 году эвакуирован в Королевство СХС, где был размещен в местечке Стрнище (Словения) в полуразвалившихся бараках. В 1929 году Крымский корпус был соединен с Донскими кадетскими корпусами.




Зал музея в Первом русском Вел. Кн. Константина Константиновича кадетском корпусе. Белая Церковь , 1939 г.

Донской корпус (основан в 1883 г.), благодаря своему местонахождению, был сравнительно защищен от опасностей гражданской войны, по при приближении красных к Новочеркасску переведен в Новороссийск, откуда в полном составе эвакуирован в лагерь на Суэцком канале, где два года спустя его расформировали англичане. Так что основным Донским корпусом стали те десятки кадет, которые из-за тифа не были эвакуированы из Новороссийска. В 1920 году из Евпатории их эвакуировали в Константинополь, а затем в тот же городок Стрнище, к Крымскому корпусу (назвав Вторым Донским корпусом). В 1922 году их перевели в боснийский городок Билеча, где они в ужасных условиях оставались до 1926 года, когда после долгих протестов директоров и персонала их перевели в уютный городок Горажде (Босния).
В 1933 году корпус был закрыт, т. е. переведен в Белую Церковь, где он влился в "Константиновский корпус". Трудно говорить о каком-либо уровне преподавания в первые годы пребывания корпусов в Сербии и Королевстве СХС - полураздетые, полуголодные, без соответствующих помещений, без основных условий для нормальной жизни, без учебников и пособий, кадеты и их преподаватели все же работали -учили и учились. Со временем условия значительно изменились, и все кадетские корпуса стали образцовыми учебными заведениями. Корпус в Белой Церкви продержался до 1944 года. Заслуга, несомненно, принадлежит тем исключи тельным педагогам, которые, разделяя со своими учениками все тяготы жизни в невероятно сложных, зачастую невыносимых условиях, все же сохраняли достоинство и честь мундира, умело их не только обучали, но и "приструнивали". Нельзя не упомянуть такие имена, как: генерал-лейтенант Борис Викторович Адамович (1870-1936) - директор сводного корпуса, генерал-майор Евгений Васильевич Перетт(187б- 1940) - директор Донского корпуса в Билече и Горажде, генерал-майор Александр Григорьевич Попов (1885-1968) - директор "Константиновского корпуса" в Белой Церкви, выдающийся участник Первой мировой войны генерал-лейтенант Михаил Николаевич Промтов (1857-1950) - директор сводного корпуса, а так же всех других труженников педагогов, чьи светлые имена чтят бывшие кадеты и их потомки, старающиеся сохранить традиции славных кадетских корпусов. Pусские беженские учебные заведения - светлая страница в скорбной истории людей, потерявших Родину, но и в безрадостных условиях изгнания даривших детям своим надежду на лучшее будущее, и помогавшие им сохранить русское самосознание, свою веру; обычаи, и самое главное: любить свою Родину - Россию!"

"Русские в Сербии"



Всего комментариев: 0

Комментарии

Добавить комментарий!

Имя:
E-mail:

Код с картинки:

Фото дня

Новые репортажи:

  • Новороссийск: море, нефть, цемент и женщины Новороссийск: море, нефть, цемент и женщины

    Вернулся из Новороссийска. Немного отдыхал, немного работал. Славный черноморский город, с которым у меня связаны приятные воспоминания. Здесь жила девушка, в которую я был влюблен. Я даже приезжал сюда, чтобы познакомиться с ее родителями.

  • Уникальная выставка классика военной фотографии Евгения Халдея Уникальная выставка классика военной фотографии Евгения Халдея

    Евгений Халдей - один из известнейших советских фотографов, корреспондент "Фотохроники ТАСС", представлявший  редакцию ТАСС  на фронтах Великой отечественной войны. Все 1418 дней он со своей "Leica" прошел от Мурманска до Берлина.Одна из наиболее известных фотографий Е. Халдея - водружение флага Победы над Рейхстагом - ее знает каждый. Фотографии Евгения Халдея были одними из вещес...

  • Мысхако Мысхако

    Мысхако - небольшой поселок около Новороссийска, расположенный у подножья горы Колдун. Он известен своим вин.заводом.От Новороссийска, с Анапского шоссе, доехать на маршрутке №22 за 14рублей. Винзавод недалеко от главной улицы.