Loading
 
 
  • Просмотров: 3063
  • Источник: Cайт...

Русские учебные заведения в Сербии






Урок рисования в Харьковском девичьем институте Нови -Бечей, 1920 гг

Среди русских беженцев всех трех „исходов" из России после поражения Белой Добровольческой армии осенью 1920 года, среди военных чинов и I ражданских лиц оказалось много и детей и юношества. Они эвакуировались с родителями» с родственниками, некоторые со своими учебными заведениями (институтами благородных девиц, кадетскими корпусами, разными военными и другими училищами). К счастью, среди беженцев было и много педагогов, преподавателей, учителей, профессоров, законоучителей, да и просто благородных и чутких людей сразу понявших весь трагизм этой детской эвакуации и потери Родины.

Русские гимназии

Первая русско сербская гимназия в Белграде. Она была любимым детищем Владимира Дмитриевича Плетнева, который внес в программу много интересных новшеств (например семинары и кружки) и буквально жил ею, активно участвуя в работе, особенно старших классов. Не случайно она так и называлась "Плетневской" Правда, он иногда увлекался, забывая, что это все-таки учебное заведение, которое должно быть созвучным с другими, местными. И вскоре у него появились оппоненты, как в самом министерстве, так и среди коллег и родителей учеников гимназии. Многие не могли ему простить попытку перевести школу на новое правописание. А этот вопрос был не педагогическим, а политическим! И, уже в 1925 году ему пришлось оставить гимназию и уступить место тактичному и сдержанному Ивану Михайловичу Малинину, который был на этом посту до 1941 года, когда под давлением немцев, оккупировавших Сербию, он передал гимназию Борису Николаевичу Сергеевскому.




Восьмой выпуск Русско-сербской девичьей гимназии

Гимназия основана как смешанное учебное заведение и такими были первые 9 выпусков. В 1929 году была выделена женская гимназия, ее директором стал Лев Михайлович Сухотин, также оставшийся на этом посту до прихода немцев в 1941 году, когда на его место был назначен Владимир Северинович-Левицкий. Обе гимназии просуществовали до июля 1944 года, так и не начав новый учебный 1944/1945 год, так как в августе и сентябре началась эвакуация многих русских белградцев на Запад. С приходом красной армии и сербских партизанских отрядов наши школы прекратили свое существование. Так, мужская гимназия дала 24 выпуска,
а женская - 16 выпусков. Принимая во внимание, что эта гимназия из всех русских в Сербии была наиболее организованной, позволим себе посвятим ей немного больше строк чем другим Во-первых, в ней были собраны исключительные педагогические силы: духовники протоиереи Петр Беловидов, Владислав Неклюдов, Георгий Флоровский, Владимир Мошин, Виталий Тарасьев. Профессора: Ю. Вагнер, А. Доброклонский, Г. Пио- Ульский. А Соловьев, академики Антон Билимоьич и Степан Колесников, выдающиеся математики Л. В. Коленко, Г. П. Кошиц, выдающиеся профессора сербы Рашко Димитриевич, Радосав Бошкович, Никола Попович; Божидар Томич и др.. естественники- исследователи Н. Измайлов и В. Мартино и многие другие.
После убийства короля Александра в октябре 1934 года, покровительство взял на себя регент принц Павел (по материнской линии Демидов Сан-Донато) и его супруга княгиня Ольга. Когда гимназии в 1933 году были переведены в Русский Дом имени Государя Николая Второго, в новых, более благоприятных условиях, благодаря наличию Русской публичной библиотеки (второй по величине в русском зарубежье, после Тургеневской в Париже), отдельного гимназического помещения, находившегося в тех же стенах, уровень знаний еще более повысился, гимназии отмечали в своей гимназической церкви все большие праздники, устраивали юбилейные торжества: в 1937 году- 100 летие со дня кончины А. С. Пушкина, в 1938 950- летие крещения Руси и т. п).




Русско-сербская мужская гимназия в Белграде

Выпускники наших белградских гимназий без труда поступали на факультеты Белградского университета, с успехом заканчивали их и включались в жизнь своей новой страны. Так, из стен этих школ вышли многие врачи, инженеры, духовные лица (несколько епископов), артисты, архитекторы, литераторы, лингвисты. Достаточно упомянуть выдающегося церковного деятеля архиепископа Женевского и Западно-Европейского Антония (Бартошевича) (11 выпуск 1931 года), графа Илью Голенищева -Кутузова (1 выпуск 1921 года), академика графа Никиту Ильича Толстого, правнука писателя) (21 выпуск 1941 года).
Кроме 1-й русско-сербоой гимназии в Белграде, годом позже были основаны и другие гимназии, в тех центрах, где по разным причинам колонии русских беженцев были более многочисленны. Это были города; Нови-Сад, Панчево, Земун и Кикинда (все на территории Воеводины). Главными проблемами этих школ были нехватка помещений и частые смены персонала. Через несколько лет условия работы этих школ улучшились: во-первых, в Нови-Саде, а особен но в Кикинде, где первая русско-сербская женская гимназия (с интернатом) была в руках исключительно образованной и энергичной Наталии Корнильевны Эрдели (1889-1925). В 1924 году от вдовствующей императрицы Марин Федоровны, в былые времена покровительницы Смольного, она получила разрешение на основание "Второго Смольного института" в Кикинде, но этот план не oсуществился. Много проблем было с гимна
зией в городке Панчево. Там не удалось набрать учеников во все классы, и работали только первые четыре. В 1924 году остался только первый класс, а через год она была и вовсе закрыта.
Одной из главных причин недолговечности русских гимназии в сербских небольших провинциальных городах было сравнительно небольшое число детей, не оправдывавшее существование на государственные средства специальной русской школы, затем бедность родителей, которым было легче отдать ребенка в кадетский корпус или девичий институт, где они были полностью обеспечены. Кроме того, не всюду эти школы смогли привлечь учеников из местного населения. Даже в такой элитной русской гимназии, какой была белградская, число обучавшихся сербов было минимально.

Русские начальные школы в Сербии

Проблему создания начальных школ в новых условиях в Сербии, поставила на повестку дня сама жизнь! Огромное число детей-сирот, детей из семейств без основных средств к существованию остро выдвинуло вопрос о создании детских приютов. Эту работу выполнил Всероссийский союз городов, считая, что такая система наиболее эффективна и недорога. Так была создана целая сеть приютов, спасших многих, буквально, от голодной смерти. И в этих приютах стали создавать своего рода учебные центры для детей дошкольного возраста, а также и на уровне начальных школ. До 1927 года Министерство просвещения королевства СХС не вмешивалось в работу этих школ, но потом взяло их под свое покровительство и выделяло немало средств на их существование.




Русская начальная школа в Белграде, 1920-е гг.

Белградская начальная школа работала с 1920 года сначала в Земуне (городок через реку Саву напротив Белграда, теперь просто район столицы Сербии), начальницей ее была Вера Петровна Малинина, а затем Серафима Ивановна Леднева. До открытия Русского Дома, школе приходилось менять помещения, чуть ли не ежегодно и лишь в 1933 году ее поместили вместе с гимназиями. Школа была "несмешанной", и вскоре ее директором стала одна из ее основательниц - Елена Александровна Кучинская. Первый класс бессменно вела Евгения Родионовна Колчина, исключительный педагог и человек, кормившая на свои средства многих учеников - сирот. Во втором классе учительницей была В П. Малинина, в третьем и четвертом Андрей Зиновьевич Куликов, чья супруга Елена Николаевна вела "женские" детские классы с Еленой Дмитриевной Исаевой и другими учительницами. Нас учили по учебникам Царской России (например, алгебра была Малинина и Буренина, геометрия Киселева, история Платонова и др.) В конце учебного года книги сдавались в школьную библиотеку и осенью они переходили в руки следующего младшего поколения. Поэтому нам строго запрещалось что-либо подчеркивать или писать в учебниках! Разрешалось только написать на обороте обложки свое имя и фамилию, так что эти книги могли бы рассказать интересные истории о своих многочисленных владельцах. В гимназии, где мы тоже должны были в конце учебного года сдавать учебники, было еще строже: кроме астрономического, географического, математического, ботанического и др. кружков, у нас был обязательным кружок переплетный! Если ты плохо обращался с книгой, то был обязан сам ее переплести в переплетной нашей гимназии, находившейся рядом с библиотекой.
Русская начальная школа в Белграде просуществовала до осени 1944 года и была ликвидирована вместе с гимназиями. Очень повезло русским детям в городке Панчево: кроме прекрасных педагогов, во главе с Александрой Боголюбовой, у них были вполне подходящие помещения в бывшей венгерской школе, чем не могли похвастаться их сверстники ни в г. Нови
-Сад, ни в шахтерском городке на востоке Сербии - в Боре, а также и на крайнем севере Воеводины - в Суботице. Приют и детский сад в городе Велики Бечкерек (теперь Зренянин) в Воеводине, был одним из самых сильных центров среди русских школ. Там работали неутомимые и хорошо подготовленные педагоги- Анастасия Георгиевская, Лидия Козякина и рано скончавшаяся Мария Шишко. Русские начальные школы были также в г. Вршац (почти на границе с Румынией), в Заечаре, Сомборе, Княжеваце и в курортном городке Врнячка-Баня. К сожалению, большинство архивов не сохранилось, поэтому сейчас невозможно восстановить имена всех учителей и учеников. В промышленных центрах Смедерево, Крагуевац, Кралево, Ниш русские школы были открыты значительно позже (в 30-е годы), когда там появились семьи русских специалистов. Но и они не могли похвастаться численностью учеников (иногда их число было человек 14, а бывало даже и всего 10) И еще одна интересная деталь ученики русских школ в сербской провинции очень редко поступали в наши гимназии, например в Белграде, так как это было сопряжено с большими расходами для их родителей, и они чаще всего продолжали учебу в местных сербских средних школах.




Постановка пьесы "Снегурочка" воспитанницами Харьковского девичьего института Нови-Бечей, 1930 г.

Институты благородных девиц

В отличие от начальных школ и гимназий, эти институты не создавались в Сербии, а были результатом организованной эвакуации учениц и персонала. Поэтому большинство девушек оказалось за границей без родителей, оставшихся в России. В Сербию прибыло два института: Мариинский донской во главе - Вера Федоровна Викгорст, которая вскоре покинула эту должность, уступив ее Наталии Владимировне Духониной (1881-1968). Местом их пребывания был определен городок на севере Воеводины - Белая Церковь. Второй институт был "смешанным": в нем были смолянки, соединившиеся в момент эвакуации в Одессе с Харьковским институтом и под таким именем вывезенные в Сербию, в городок Нови-Бечей. Во главе этого института была знаменитая сотрудница и педагог, как Смольного, так и Харьковского института, Мария Алексеевна Неклюдова. Она бессменно возглавляла свой институт, пока его не перевели в Белую Церковь, затем руководила девичьим общежитием в Белграде, где в 1939 году был торжественно отмечен ее юбилей - 50 лет педагогической работы. После войны судьба ее сложилась трагически: она, с частью своих девочек была вывезена в советский союз, попала в какую-то глухую провинцию западной Украины, где они жили в ужасных условиях советской послевоенной разрухи и вскоре скончалась. Некоторым из ее подопечных удалось вырваться на Запад, а остальные навсегда "осели" на своей родной земле.




Аттестат зрелости Людмилы Сергеевны Ведринской, воспитанницы Мариинского Донского девичьего института

Институты сохраняли и уровень преподавания, и самые заветные традиции своих славных учебных заведений Царской России, но, конечно, без прежнего блеска и "замкнутой слитности". К счастью, оба института находились в Воеводине, в "житнице" Сербии, где никогда не было нехватки питания. Первую помощь в оформлении помещений оказала им сербская армия, так что "смолянкам" пришлось привыкать к солдатским койкам. Многие из них каникулы проводили тоже в институтах, так как им некуда было ездить "домой". Были проблемы и с традиционными формами (рабочей и парадной), так как это требовало немалых дополнительных средств, которые Министерство не могло обеспечить. Бывало, что формы передавались следующим поколениям. Программы институтов были согласованы с Министерством просвещения и выпускницы могли продолжать учебу в вузах Югославии.

Кадетские корпуса

Кадетские корпуса, как и институты благородных девиц, не были основаны в Сербии, а появились на Балканах в результате организованной эвакуации. Со времен учреждения в 1732 году императрицей Анной Иоановной Первого корпуса, до начала Первой мировой войны 1914 года, в России число их возросло до 30 корпусов. Веками эти учебные заведения воспитывали молодежь быть верными Вере, Царю и Отечеству. Неудивительно тогда, что в водовороте ужасной бойни гражданской войны, они, верные своим идеалам и присяге, боролись в рядах Белой Добровольческой армии. Трудно привести достоверные данные о том, сколько этих юношей, зачастую почти мальчиков, погибло в неравной борьбе. Известны лишь цифры свидетельствующие о том, как мало их спаслось и очутилось на чужбине. Вот их краткая история: Киевским корпус (основан в 1851 т.) после целою ряда перемен "властей" (Временное правительство, гетманы, Петлюра, большевики и проч.) в конце 1919 года переброшен в Одессу, откуда вместе с Одесским корпусом, под обстрелом красных, погружен на корабли и эвакуирован в Королевство СХС (январь 1920 г.). Эти кадеты (почти 300 человек) были названы "Сводным кадетским корпусом" и размещены в городах Панчево (Сербия) и Сисак (Хорватия), а затем переведены в Сараево. В 1929 году корпус переведен в Белую Церковь, где был под покровигельством самого Короля Александра переименован в "Первый Русский Великого Князя Константина Константиновича Кадетским корпус".
Петровский-Полтавский корпус, тоже переживший все ужасы гражданской войны, был в 1919 году переведен во Владикавказ и соединен с Владикавказским. После многочисленных переходов и переездов, оказавшись в Крыму, переименован в "Крымский корпус" и в 1920 году эвакуирован в Королевство СХС, где был размещен в местечке Стрнище (Словения) в полуразвалившихся бараках. В 1929 году Крымский корпус был соединен с Донскими кадетскими корпусами.




Зал музея в Первом русском Вел. Кн. Константина Константиновича кадетском корпусе. Белая Церковь , 1939 г.

Донской корпус (основан в 1883 г.), благодаря своему местонахождению, был сравнительно защищен от опасностей гражданской войны, по при приближении красных к Новочеркасску переведен в Новороссийск, откуда в полном составе эвакуирован в лагерь на Суэцком канале, где два года спустя его расформировали англичане. Так что основным Донским корпусом стали те десятки кадет, которые из-за тифа не были эвакуированы из Новороссийска. В 1920 году из Евпатории их эвакуировали в Константинополь, а затем в тот же городок Стрнище, к Крымскому корпусу (назвав Вторым Донским корпусом). В 1922 году их перевели в боснийский городок Билеча, где они в ужасных условиях оставались до 1926 года, когда после долгих протестов директоров и персонала их перевели в уютный городок Горажде (Босния).
В 1933 году корпус был закрыт, т. е. переведен в Белую Церковь, где он влился в "Константиновский корпус". Трудно говорить о каком-либо уровне преподавания в первые годы пребывания корпусов в Сербии и Королевстве СХС - полураздетые, полуголодные, без соответствующих помещений, без основных условий для нормальной жизни, без учебников и пособий, кадеты и их преподаватели все же работали -учили и учились. Со временем условия значительно изменились, и все кадетские корпуса стали образцовыми учебными заведениями. Корпус в Белой Церкви продержался до 1944 года. Заслуга, несомненно, принадлежит тем исключи тельным педагогам, которые, разделяя со своими учениками все тяготы жизни в невероятно сложных, зачастую невыносимых условиях, все же сохраняли достоинство и честь мундира, умело их не только обучали, но и "приструнивали". Нельзя не упомянуть такие имена, как: генерал-лейтенант Борис Викторович Адамович (1870-1936) - директор сводного корпуса, генерал-майор Евгений Васильевич Перетт(187б- 1940) - директор Донского корпуса в Билече и Горажде, генерал-майор Александр Григорьевич Попов (1885-1968) - директор "Константиновского корпуса" в Белой Церкви, выдающийся участник Первой мировой войны генерал-лейтенант Михаил Николаевич Промтов (1857-1950) - директор сводного корпуса, а так же всех других труженников педагогов, чьи светлые имена чтят бывшие кадеты и их потомки, старающиеся сохранить традиции славных кадетских корпусов. Pусские беженские учебные заведения - светлая страница в скорбной истории людей, потерявших Родину, но и в безрадостных условиях изгнания даривших детям своим надежду на лучшее будущее, и помогавшие им сохранить русское самосознание, свою веру; обычаи, и самое главное: любить свою Родину - Россию!"

"Русские в Сербии"



Всего комментариев: 0

Комментарии

Добавить комментарий!

Имя:
E-mail:

Код с картинки:

Фото дня

Новые репортажи:

  • Нижняя Баканка после массового убийства людей водой Нижняя Баканка после массового убийства людей водой

    Оригинал взят у xcode170 в Нижняя Баканка после массового убийства людей водойОригинал взят у qwerty765 в Нижняя Баканка после массового убийства людей водойОр...

  • Одесский оперный театр Одесский оперный театр

    В каждом городе есть свой символ. Символ - это место, куда первым делом ведут туристов, символ - это объект, который изображают на открытках и магнитах, символ это место, куда приезжают фотографироваться молодожены. В Одессе, основанной и построенной европейцами, и внезапно р...

  • Новороссийск: Мобильные наброски (29.12.2011 г.)  2 Новороссийск: Мобильные наброски (29.12.2011 г.) 2

    В продолжение предыдущего поста еще несколько мобильных набросков, снятых в перерывах между работой: 1 На улице дождик, на улице мАкро :) ...