Loading
 
 
  • Просмотров: 7361
  • Источник: Cайт...

Керченский полуостров . Май 1942-го.

"Это еще до Сталинграда было, с Керченского полуострова мы переправлялись на Таманский. Бои шли упорные. Немцы давили. Мы отступали. И нам надо было переправиться через Керченский пролив на косу Чушка.
Паника, неразбериха. Мы вторично сдавали Керчь.
На катере туда приплывал маршал Буденный. Пытался организовать оборону. Расстрелял нескольких начальников. Такие разговоры тогда ходили среди бойцов.
  А наши непосредственные командиры, видя такое дело, сказали нам так: ребята, спасайся кто как может. Сбор назначили в станице Марьинской, за проливом, в Тамани. А в Тамань еще попасть как-то надо.
Самое главное - через пролив перебраться.
  Начали мы делать плот. Нашли бревна. Сколотили большой плот. Попробовали тащить его к морю. Не смогли даже поднять. Бросили.
На пристани собралось много войск. Тысячи! Солдаты, командиры. Всем надо через пролив. Все драпают. Четыре катера непрерывно переправляют людей.
   Был у меня друг Борис, осетин. Крещеный. Мы с ним всю войну дружили. Он маленький ростом, я тоже маленький. В строю рядом стояли и в бою всегда рядом. Друг друга выручали. Как братья были.
Пристань небольшая, метров двадцать на пятьдесят. Подходил катер или баржа, народ сразу грузился. А немцы сзади напирают, стрельба уже слышна. Видим мы с Борисом, что не успеть нам переправиться. Очередь к пристани большая, а плавсредств мало. Эх, думаем, захватят здесь нас в плен. Страшно подумать о такой участи.
   За погрузкой следят автоматчики. Только попробуй сунься без очереди…
Мы с Борисом на берег к пристани пробрались. Подошла баржа. Ее тащил буксир. К берегу прибило много досок и разного мусора. Подбило и какой-то резиновый поплавок, большой такой. Я - Борису: "Давай по доскам - и на баржу!" Только мы сунулись, а патрульный автомат навел: "Назад!" Буксир еще не подтащил баржу к пристани, а толпа уже надавила, и те, кто стоял впереди, все попадали в воду. Рядов семь. Одни выплыли, другие так и не выплыли…
   Мы видим, что охрана замешкалась, пробежали по плавающим доскам, вскочили на поплавок, а с поплавка - на баржу. И даже успели воды пресной прихватить. Правда, вода оказалась мутной. Но все же попили.
   Керченский пролив чуть пошире четырех километров. И только мы на середку вышли, налетели "Мессершмитты". Пара. Они всегда парами летали. Спикировали и обстреляли из пулеметов. Сделали разворот, начали заходить снова. Хорошо, на барже на палубе были установлены зенитные пулеметы. Моряки отпугнули истребителей. Но некоторых ребят все же побило, других ранило.
  И вот, наконец, коса Чушка. Катер к берегу подошел, а баржа - никак. Перегруз, осела низко, зацепила мель - и ни туда, ни сюда. "Борис, - говорю, - надо прыгать. А то, не дай бог, самолеты опять налетят".
Это было 22 мая 1942 года. Вода уже потеплела. Смотрю, Борис боится. Плавать-то не умел. А я на Тереке рос, в станице казачьей. "Давай, - говорю, - прыгай, не бойся, я тебя вытащу, если тонуть станешь". Делать нечего, прыгнул в воду и Борис. Хорошо, что неглубоко оказалось. Воды он, правда, наглотался. Зато плавать сразу научился.
  Вышли на берег. С полкилометра, может, и отошли всего. Опять налетели самолеты. Но за нами они охотиться не стали, начали бомбить переправу. Хорошо, что мы вовремя спрыгнули с баржи. Со второго захода "лаптежники" ее разнесли в клочья.
Коса Чушка - километров восемнадцать. С одной стороны море, а с другой - лиман, болото.
  Идем. Налетел "Мессершмитт". Спикировал. Но не стрелял. Снова зашел и начал пикировать. И так низко прошел, ну прямо по головам. Видать, отстрелялся где-то, патронов в пулеметах не было. То-то, видать, злоба его раздирала, немца того, что нечем стрелять было.
К вечеру дошли до станицы. Называлась она Анастасиевкой.
  Я шел с автоматом. Но многие оружие побросали. Я свой автомат не бросил. Подошел подполковник: "А ну-ка, солдат, пойдем со мной". Я ему: "Куда? Я ж не вашей части". - "Пойдем-пойдем. Все мы тут одной части…" Это правда, подумал я и пошел за подполковником.
Оказывается, неподалеку упал поврежденный нашими истребителями немецкий самолет. Самолет целый. Сел, не взорвался, не загорелся. А уже стемнело. И в кабине, видим, огонек посвечивает. Нас четверо солдат и подполковник.
  Стали мы подходить. Немец молчит. Подошли совсем близко. Видим: откинулся на сиденье, лежит. Ухает, стонет. Ноги, видать, перебиты. Деваться ему некуда. Даже встать не может. Подполковник говорит нам: "Надо его взять". А как взять? Стали подходить, немец поднял голову, завозился, начал стрелять из пистолета. Пули рядом зашлепали - мы бегом под самолет.
   Подождали, пока совсем стемнело. Подполковник нам: "Ладно, ребята, теперь-то я с ним и один управлюсь. Идите в свою часть".
   Пошли мы дальше. Направление держим на Краснодар. Идем. Впереди какое-то село. Старики наловили рыбы - мелкая какая-то рыбешка - и варят ее. А нам есть охота, вторые сутки голодали. Как учуяли мы запах от котла, так ноги сами и понесли нас к костру. Подошли мы с Борисом к тем старикам, попросили по рыбке. Старики молчат. Посмотрели на нас и отвернулись. Мы снова голос подали. А они нам: "Что? Сдаете Россию? Почему же вы, сукины дети, без боев отходите?!" Так нас встретили старики. Вот тебе и по рыбке… Повернулись мы с Борисом и молча побрели прочь. А они нам: "Погодите! Куда пошли? Обиделись они… Идите к котлу". Подошли мы к ним. Думаем, что они нам еще скажут. А они уже рыбу делят. Тут какие-то дети возле них появились. Всем по две положили, а нам - по три. "Спасибо", - говорим. И пошли дальше. Старики и дети нас проводили молча.
Ели мы тех рыбешек на ходу.
  В станице Марьинской, под Краснодаром нас переформировали. От нашего батальона в строю осталось 150 человек. Уцелел только каждый четвертый.
Там же, в Марьинской, мы справляли Пасху. Пасха в тот год была поздняя.
Я, брат, всю войну крестик нательный проносил. И не скрывал особо. И в госпитале доктора мой крестик видели, когда на операционный стол клали. А никто ничего не сказал." - из воспоминаний старшего матроса 74-й бригады морской пехоты 44-й армии В.Л.Сухомникова.











Распечатать материал
  • Фото: Name LJ
  • Теги: вторая мировая, наши



Всего комментариев: 0

Комментарии

Добавить комментарий!

Имя:
E-mail:

Код с картинки:

Фото дня

Новые репортажи:

  • Байк фестиваль Тамань 2012 Байк фестиваль Тамань 2012

    Есть у меня такая традиция - каждый год в начале августа ездить в п.Веселовка,что на Тамани - на байк фестиваль. В этом году фестиваль вернулся на свое старое и любимое место.Пока еще светло можно прогуляться...

  • Шесть важных новостей и рейтинг городов Московской области Шесть важных новостей и рейтинг городов Московской области

    Привет Всем!Сегодня мы с Вами поговорим о рейтинге городов Московской области составленной НСКА, а также о трех новостях, которые важны большинству жителей города и еще трех приятных новостях про наш город. Начнем с новостей: В Наро-Фоминске будут построены новые детские сады и школы. Детский сад по ул. Профсоюзная снова начнет свою рабо...

  • Сказ про Тамань Сказ про Тамань

    "Тамань - самый скверный городишко из всех приморских городов России. Я там чуть-чуть не умер с голода, да еще вдобавок меня хотели утопить..." - так написал Лермонтов/Печорин в "Герое Нашего Времени". Но сработал закон "лучше пло...