Loading
 
 

ВОЙНА И МИР ТАМАНСКОГО ПОЛУОСТРОВА. Память Азова

"...С рассветом 23 августа 1942 года два пехотных полка противника при поддержке девяти танков, четырёх батарей полевой артиллерии, десяти миномётных батарей и авиации начали наступление на Темрюк. Фашистам удалось ворваться на окраины города. На северной окраине дважды завязывался рукопашный бой. В этот день гитлеровцы предприняли восемь атак, но каждый раз после упорных боёв, неся большие потери, откатывались назад. Батальоны моряков умело поддерживала артиллерия канонерских лодок, береговые батареи и 142-й отдельный зенитный артиллерийский дивизион. Но к концу дня весь боезапас на кораблях был израсходован. Значительно поредели ряды защитников города: в трёх батальонах морской пехоты осталось немногим более 500 человек. Подкреплений и резервов не было. В создавшихся условиях удерживать город дальше стало невозможно. В 17 часов 23 августа командование Новороссийского оборонительного района приказало оставить город. Отход наших частей из Темрюка прикрывал 124-й отдельный зенитный артиллерийский дивизион. Части начали выходить из города в 20 часов. 144-й отдельный батальон отходил на Красную Стрелку, 305-й отдельный и Азовский батальоны - на Пересыпь. Последние подразделения ушли из Темрюка в 1 час 40 минут 24 августа, взорвав мост и уничтожив переправу через реку Кубань и Казачий Ерик и заминировав после себя порт. Теперь морские пехотинцы заняли оборону на рубеже Пересыпь - Дубовый Рынок - Красная Стрелка - Варениковская. Темрюк был последней базой Азовской военной флотилии. С потерей этого порта боевые действия советской флотилии на Азовском море стали невозможными..."

С вечера решили ехать не по асфальту, а дальше вдоль реки, но - по другому берегу. То есть план выезда был очевиден: возвращаемся на трассу, переезжаем мост, снова уходим направо, но теперь уже назад к реке, и, проехав под мостом, подолжаем движение на запад. "Да нам завтра километров тридцать...", - бросил Олег, когда во время ужина разглядывали карту. Ох уж этот Олегус со своими оценками расстояний. С психологической точки зрения всё делает правильно: нельзя сразу говорить, что впереди много и трудно, нужно сказать, что фигня всякая. Потому его слова приходится умножать на коэффициент. Кто ж знал, что в этот раз коэффициент равен двум... Причём на самом-то деле инструктор был недалёк от истины: между двумя ночёвками на карте было действительно километров тридцать с копейками. Но - если по прямой.



Снимаемся с первой стоянки. Фото: Анастасия Иванова.



"Собираемся, я сказал!!" Фото: Анастасия Иванова.

С выездом сильно не спешили, у многих первый день силы отнял, а Олегу, Илье и Римме так вообще только предстояло начать крутить педали. Вылезая из палаток, народ прислушивался к реакции организма на прошедший день и проведённую ночь. Многие подмёрзли. Часть народа была с летними спальникам - у кого других не было, кто именно их выбрал из имеющихся, а обстановка на улице на май месяц ещё походила слабо. И уж точно не лето. Земля совсем не прогрелась, отсюда не совсем комфортные условия ночёвок. Ане, вон, пришлось на спальник мешок натягивать, чтобы хоть как-то в нём тепло удержать... У меня, к счастью, выбора не было: был только один, проверенный в Адыгее зимний спальник, на диапазон +5...-14 с экстримом -28. И вот нисколько не пожалел, что поехал с ним: спал в нём в одном белье и чувствовал себя весьма комфортно. Если ещё о своих ощущениях: обнаружил, что с утра совсем не беспокоила нога, значит, худших последствий удалось избежать. После завтрака народ начал сворачивать лагерь, собирать вещи и готовить велосипеды. Сбивали грязь, смазывали цепи, подкачивали колёса. Кому-то даже пришлось менять тросики. Основную нагрузку по выполнению этих "работ" взял на себя добрых дел мастер Вано: с инструментами в руках шустро разбирался то с одним "аппаратом", то с другим. Я попросил его посмотреть у меня переключение передач: в первый день на передней никак не мог переключиться на большую звезду. Он проверил: всё работало, просто руки у кого-то шибко нетерпеливые были - а переключать надо было плавнее и настойчивее. Наконец, стартовали: по грунтовке вдоль реки к мосту, под мостом и назад вдоль насыпи. За мной, последними на стоянке, оставались машина, Макс и Иван. Проезжая вдоль насыпи, услышал, как мне кричат сверху: возле ограды моста стояли Даша с Дядей Женей и говорили, что можно подняться, только осторожно, с велосипедом в руках прямо здесь - наверх вела не внушавшая доверия бетонная лестница. Всё-таки решил выбрать длинный путь. Видимо, потому что отдохнул, мост проехал довольно спокойно. Основная часть группы уже умотала к реке, а на свёртке с трассы стояла Нолик, чтобы никто не проскочил нужный поворот. Выехали на очередную грунтовку, но дальше она уже сама раздваивалась. Связался по рации с Илюхой, тот подсказал, чтобы ехали на видневшиеся на берегу дома. В этот момент ехавший впереди Олег вышел на связь с только съезжавшим с моста Максом: "Макс, не торопитесь. Может, ещё на асфальт возвращаться придётся. Тут дорога фиговая - Серёге сложно будет. Здесь рулить надо уметь..." Выматерившись про себя по поводу такой заботы - ну, сейчас из-за одного меня всю группу с тихой дороги вдоль речки будут возвращать на загруженную и загазованную трассу (как будто мне там сильно легче будет), - как смог, прибавил скорость, продолжая движение к реке. Как показал дальнейший путь, для меня основная сложность была не в том, чтобы, когда нужно, рулить, а в том, чтобы не рулить, когда не нужно... Возле домов бегали и лаяли собаки, местный мальчишка показал, куда поехали все наши. Правда, дорога шла выше домов, поэтому выбираться на неё пришлось пешком. К тому моменту я уже снова был замыкающим, Олег вышел на связь с Максом, тот остановился, чтобы ответить, и как раз подъехал я. "Ну чё там, Серёга идёт? - поинтересовался Легус. - Едет!" - ответствовал Макс. Что касается грунтовки, то она была достаточно сухой и широкой. Главной проблемой являлась её разбитость - ямы и колея. В начале пути внизу справа параллельно шла ещё одна грунтовка, но кто-то, попробовав, сказал, что там ещё хуже... Наконец, догнал давно отдыхавшую группу. Дядя Женя чуть ли искупаться успел в Кубани. Кстати, скоро река пропала из виду: между нею и дорогой всё больше пространства занимал расширяющийся лиственный лес. В то же время справа рельеф уходил вниз: от дороги шёл покрытый пожжённой соломой склон, под ним водоём (уж не знаю, насколько проточный и постоянный), в котором громко квакали лягушки, дальше на север простирались поля. В конце "пелотона" снова ехали мы с Вано. О чём-то даже умудрялись разговаривать. Ну, точнее, Ваня спрашивал, а борящийся с дорогой я умудрялся отвечать. Вообще Вано с максимальной выгодой для себя использовал моё неспешное катание: он или уезжал вперёд, или отставал, спокойно фотографируя и зная, что либо я догоню, либо он настигнет меня, развив приличную, куда более интересную для него скорость. Вспомнилось, как в Адыгее я делал почти так же во время конного похода: обгонял едущих медленно, дожидался их и снова уходил вскачь, догоняя более быструю "голову" группы... С дорогой бороться пришлось не только мне. Однажды упала Нолик: "Что-то я поздно, во второй день только...", - констатировала Ольга, доставая из личной аптечки пластырь и залепляя ссадину на ноге. Я регулярно соскакивал с велосипеда, попав в очередную яму. Только потом уже понял, что такие участки нужно проходить на скорости. Правда, если уже на скорости попадётся камень или зацепишь край колеи... В какой-то момент Вано вновь уехал вперёд. Я продолжал бороться с ухабами и колдобинами. Одна яма оказалась на краю дороги, и мой замечательный велосипед вышвырнуло оттуда поперёк направления движения вправо. И я полетел к лягушкам... Не долетел, правда: отпустил велосипед и приземлился рядом с ним на склоне. Отдышался, выполз на дорогу, вытащил вел. Спустя некоторое время снова нагнал группу (разумеется, я это делал, только когда они стояли) - народ тормознул на перекус. Хлеб, колбаса, сыр, пряники... И тут выяснилась допущенная стратегическая ошибка - у народа не было воды. Вчера не догадались её купить ни машиной, ни когда Олег с Максом поехали в деревню на велах. У меня была полуторалитровая бутылка воды, купленная ещё, чтобы не соврать, в Ельце, то есть на поезде по дороге сюда. Второй день я, когда подуставал, останавливался и прикладывался к ней. К моменту означенного перекуса она была почти на половину полной. Тихо отошёл к своему велосипеду, вынул бутылку, отвинтил и сделал пару глотков. Потом подошёл к остальным ребятам и тихо спросил: "Кому воды?" Наверное, теперь я знаю, как выглядят глаза страдающих от жажды жителей пустынной Африки... Вроде всем хватило, некоторые с сомнением уточняли происхождение жидкости - не из реки ли я её только что набрал. Точно помню, что не стал пить Олег: "Детям! Всё детям!" Из "детей" к тому моменту не пила только Нолик, которая, дымя сигаретой, тоже отказалась от предложенной воды.



Дорога по северному берегу Кубани (река слева за деревьями). Фото: Иван Левин.



Даша с травкой. Фото: Максим Гришин.



Перекус. ...И тут я спросил: "Кому воды?" Фото: Иван Левин.

Снова в путь и снова после перекуса стало тяжело. Как будто до этого тело, как ни крути, было в тонусе, а тут бездарно расслабилось. Немели ноги, от частых резких соскакиваний из седла ныли голеностопы, безумно болели руки, словно вообще весь вес тела был на них... Периодически слезал с велосипеда и шёл пешком по бесконечно петляющей дороге, чтобы задействовать другие мышцы и дать отдохнуть рукам. В конце группы нас было четверо, по очереди сменяющих друг друга в роли замыкающих: Вано, я и Макс с Дашей. Даша, которой самой было непросто, предложила мне плеер, чтобы звучащий оттуда "Калинов Мост" отвлекал меня от дороги как таковой. Я отказался, хотя, может, и стоило попробовать - больно много невесёлых, тяжёлых и просто злых мыслей лезло в голову на фоне усталости. Дорога уходила в сторону от реки, мы подъезжали к какому-то водосборнику, вдалеке справа виднелись фигуры Дяди Жени и Макса-младшего - нам было туда, направо между залитых водою полей, группа начинала выбираться на асфальтированную трассу. Я передал по рации Максу, чтобы у коллектора сворачивали направо, но забыл сказать, что делать это нужно ЗА водосборником. Макс с Дашей свернули раньше, но увидели нас с Вано, вернулись, объехали канал и быстро догнали нашу компанию. Данный участок, от грунтовки вдоль реки до асфальта, в этот день мне понравился больше всего: там не было колеи, и хотя вся дорога состояла из немаленьких камней, я дико скакал по ним, отчаянно крутя педали и получая от этого какое-то шальное удовольствие. Впереди была горка с перекрёстком трёх дорог, оглядев все варианты, Дядя Женя с Максом молодым выбрали верное направление налево. Теперь наш путь лежал по практически пустой асфальтированной трассе прямиком в Темрюк. Горку за перекрёстком я миновал пешком, дальше снова сел в седло. Иван тормознул, чтобы пофотографировать лежавшие внизу слева от дороги просторы. Я для той же цели тормознулся чуть позже, у автобусной остановки. "Ты чего на третью не переключаешься? Зря мы её, что ли, с тобой делали?" - спросил на ходу Вано. И действительно, чего это я? Включил третью переднюю, и эффект от каждого вращения педалей стал куда более заметным, а про себя подумал "Блин, этот монстр ещё успевает разглядеть, на какой передаче я еду!" Вообще, как мне втолковывал позже, где-то в Анапе, Макс Гришин, суть переключения передач - чтобы ты всё время крутил педали в одном темпе. Конечно, такого уровня мне достичь за поход не удалось, обратил внимание только, что ехать на низких передачах очень не нравилось: на больших крутанул педали раз с усилием и проехал несколько метров, а на малых крутишь легко, а как будто на месте стоишь. Когда ты и так безнадёжно от всех отстаёшь, это раздражает страшно. Мы шуровали по асфальту, явно, судя по всё чаще попадающимся строениям, приближаясь к какому-то населённому пункту. Вот мелькнул свёрток налево, ведущий к одноэтажному зданию типа "магазин". Я практически проскочил его, но краем глаза успел увидеть толпу стоящего там знакомого народу, а они успели мне крикнуть. "Ну ты и несёшься! Еле заметили тебя!" - улыбнулся Олег, когда я подъехал. Булочки, кефир, бананы, пиво, соки... Вода, конечно - наконец-то мы до неё добрались. Мне почему-то страшно хотелось шоколада. Съел. Ещё плитку купил и положил про запас в фотобокс. Оказалось, что мы уже практически в Темрюке. Двинулись дальше. "Опять обманули. Опять в горку", - шутя выдохнул Лёха. Я решил попробовать не плестись в хвосте, а, пристроившись за кем-то, продержаться в середине. Какое-то время мне это удавалось. Мы ехали по городу, в какой-то момент свернули влево с главной дороги, проехали через дворы административных зданий, поднялись на улицу, идущую поперёк. Олег попросил Илью сгонять на разведку на другую сторону: есть ли там проезд прямо. Илюха отправился на задание, и уже через пару минут возвращался назад. За ним с громким лаем бежала маленькая собачонка. "Смотрите, смотрите, счас догонит!" "Во Илюха удирает-то!" "Илья ты видел, какой волкодав за тобой гнался?!" - хохотали девчонки. Проезда там не было, чтобы продолжить путь двинулись вправо к большому перкрёстку и уже оттуда - дальше. Вскоре достигли большого Т-образного перекрёстка, на углу которого все наши велосипедисты тормозили. Я сразу не понял, почему, и только потом в толпе народа разглядел скромно спрятавшийся "Шаран". Девушки на автомобиле стояли в ожидании инструкторов для получения указаний по закупке продуктов. Макс с Олегом задержались составить раскладку, а все остальные отправились от перекрёстка налево, через город, на выезд из Темрюка, к морю. Дорога уходила круто вверх.



...Но иногда я всё-таки ехал... Фото: Дарья Гришина.



Наш велополк. Сейчас Илюху пошлют на разведзадание. Фото: Дарья Гришина.

Попытавшись проехать какое-то время на велосипеде, всё-таки слез с седла и побрёл в горку пешком: с моими умениями кроме уклона беспокойство вызывала плохая обочина, которая к тому же была заметно ниже асфальта. В результате, когда шёл с велосипедом, один из нас с ним (как правило, это был вел) был выше другого. Впереди видел некоторых наших девушек, так же ведущих велосипеды "под уздцы", на середине подъёма обогнали Макс и Олег, движение на трассе, кстати, было весьма интенсивным: машины, автобусы. Шли мы на запад, и потому, чем выше, тем больше солнечный свет скрывался за горой. В этой вечерней тени на вершине горы разглядел большие непонятно из чего сделанные буквы: "МУЗЕЙ "ВОЕННАЯ ГОРКА". Вот справа от дороги вместо обочины появился тротуар с разбитым асфальтом, отгороженный от дороги заборчиком. Чтобы никому не мешать на трассе, побрёл по нему, вся группа уже скрылась за вершиной горы. В конце подъёма снова забрался на велосипед и вскоре увидел наши транспортные средства, "припаркованные" у входа на экспозицию под открытым небом. Ребята бродили между "экспонатов", фотографировались. Подъехал, быстро достал фотоаппарат и присоединился к общему брожению. Странно, что не слышал об этом месте раньше... Здесь, наконец-то, через собственную бестолковость и загруженность какими-то надуманными проблемами стало пробиваться это место, его память и история. У дороги на выложенной гранитом площадке стояли несколько пилонов с надписями, рассказывающими о войсках, частях и военачальниках, особо отличившихся при освобождении Таманского полуострова. 10 командиров, включая генерал-лейтенантов Леселидзе и Гречко, 26 частей - стрелки, артиллерия, авиация, миномётчики, инженеры, конечно же, 63-я танковая бригада, ставшая после освобождения полуострова 9 октября 1943 года "Таманской". Эти края когда-то узнал по блужданиям лермонтовского Печорина из "Героя нашего времени", а теперь как будто оказался под дыханием их непростого прошлого, под пристальным взглядом судеб, связанных с Таманью навеки... При этом стоявшая тут, на склонах и вершинах окрестных холмов, военная техника была преимущественно более современной, послевоенной. Танки, самолёты, вертолёты, ракетные установки, даже поезд. Через дорогу виднелась "военно-морская" экспозиция, с кораблями, катерами и подводными лодками. Но на неё времени уже не было, надо было ехать дальше. Первые стартовали, ещё когда подъехал я. Теперь тронулись в путь остальные. Радовало, что пока предстояло двигаться вниз.





Темрюк, музей "Военная горка". Фото: Иван Левин.



Я снова крутил педали последним, но видел впереди в пределах досягаемости фигуры Олега, Макса и Вани. Мы подъезжали к стоящей сбоку от дороги станице Голубицкая, недалеко за которой планировалась стоянка на ночёвку. Свернули чуть вправо с основной трассы, я увидел, как недалеко от начала посёлка мужики зарулили к стоящему слева от дороги магазину. Правда, когда поровнялся с ними, ребята переходили дорогу к магазину напротив. Было решено купить на вечер местного вина. Не скрою: был рад очередной остановке, поскольку уже сводило ноги. В тамошних магазах вино на розлив можно за скромную плату сначала попробовать: вот мы и попробовали, четыре стограммовых стаканчика разных вин на четверых... Доза и смесь на голодный желудок пришлась интересная... Решили взять два сорта - белый мускат и ещё что-то из красного. У Олега зазвонил телефон: звонила Настя, которой звонила Римма, которая сказала, что потерялась... Как потом выяснилось, она, разумеется, не видела момента, в какой мы свалили в магазин. В результате, у Риммы ни впереди никого не было, ни сзади, а это населённый пункт, улицы, перекрёстки - фиг его знает, может, куда свернуть надо. У одного из перекрёстков она, никуда не свернув, села ждать на автобусной остановке. Оттуда и звонила, там мы её и встретили - все нашлись. Выходя из магазина, где мы напробовались вина, подумал, что есть свои плюсы двигаться замыкающим. И насколько же по-другому я думал следующим утром... Снова садясь в седло в Голубицкой, надеялся, что вино расслабит мышцы. И чего-то, как сумасшедший, стал крутить педали, когда снова поехали. Видимо, всё-таки недооценивая, сколько ещё ехать. Мышцы, может, и расслабились, а вот находящийся в шоке после грунтовки, камней, асфальта, горок и спусков организм был явно не в теме. И появления спиртосодержащей жидкости он не понял совсем. Мы снова накручивали километры по краю довольно загруженной трассы, традиционные лидеры - Илюха и Ксю - учесали куда-то вперёд, часть народа переводила дух на обочине и продолжила путь с нами. Олег с Максом уезжали вперёд, чтобы "лидеры" не проскочили поворот на стоянку, чуть позади были Римма и Даша, в конце то я, то Нолик, то Дядя Женя, то Вано. У меня опять болели руки, опять начало метать по дороге. Нам сказали, что стоянка уже за ближайшей горкой, и я на неё взбирался, как будто идя в последний бой, хотя любые оценки расстояний Олега уже был готов умножать на какие угодно цифры. С силами было совсем туго, хотелось только дотерпеть, доползти до места ночёвки. Снова "на зубах", и всё по барабану - ветер, встречные машины, сигналящие сзади попутные, клубок змей на обочине дороги - всё уже воспринималось как-то отстранённо, как в кино. Вершина подъёма и... МОРЕ! Азов во всю его ширь! Обрадовался спуску, включил передачи повыше, а поворот на стоянку оказался совсем рядом - настолько, что не успел сделать передачи поменьше, на пятой задней влетел в правый поворот с дороги. Дальше нужно было сразу налево - путь уходил параллельно трассе, вниз, на берег. Но на такой скорости подобные манёвры были уже нереальны: хорошо, что успел затормозить на небольшой грунтовой площадке между дорогой и берегом, а то так бы и полетел в сторону моря с обрыва. Дядя Женя осведомился, всё ли у меня в порядке, я ответил утвердительно и побрёл за ним вниз, на берег Темрюкского залива Азовского моря.



Вот так на заключительной горке я и крутил педали: за папу, за маму, за Родину... Фото: Максим Гришин.



Ширь Азова. Темрюкский залив Азовского моря. Фото: Иван Левин.

Побережье представляло своего рода террасу: непосредственно под дорогой деревья, кустарник и трава, дальше этакий "бруствер" и ниже уже песчаный берег. Если смотреть на стоянку со стороны, откуда приехали, "на входе" у нас получилось костровище, за которым снова был натянут тент (как это сделали при наличии одного дерева, я до конца не понял - все вопросы к Ивану), "на проходе" стояли несколько палаток, сбоку от которых расположились велосипеды, "на выезде" стояла машина. Ну, а часть палаток поставили прямо на берегу, на песке. Наша с Вано палатка была прямо возле стоянки велосипедов. Многие сразу пошли использовать море по назначению: кто купался, большинство пыталось отмыться. Причём если некоторые просто набирали воду помыть голову, то другие заходили в воду, так сказать, целиком. Среди последних были преимущественно девушки, чем цинично пользовалась мужская часть коллектива. А именно: на "бруствере" из доски было сооружено подобие скамейки, там спиной к дороге разместились мужики и пялились на купающихся. Надо сказать, что всё это было запечатлено - правда, видел ли кто из "участников" фотографии, не знаю. Отдельной достопримечательностью этого места были комары. Олег со свойственным ему стремлением всех успокоить и не сеять паники назвал этих насекомых умным словом и сказал, что они не кусаются. Может, там и были те, что не кусаются, но те, что кусаются, их победили. То, как чесались укусы в следующие три-четыре дня, не оставляло в этом сомнений. Я чувствовал себя, мягко сказать, не важнецки. Но максимально пытался от этого отвлечься какой-нибудь деятельностью, за дровами сходить, например. Народ концентрировался у костра, который окружили "скамейками" из лежащих на чурках досок, на ужин делали макароны с тушёнкой (или без тушёнки - для вегетарианцев). Я пытался привести себя в порядок, да, видимо, пошла та стадия процессов, когда они просто должны пройти, сильно на них уже не повлияешь - никакие средства не помогали. Понял, что ужинать не смогу, о спиртном тем более речь не шла, максимум чай попью. Правда, мой отказ есть сначала всерьёз не воспринимали. Солнце село, туч не было - дождь нам не грозил. На небе появилась луна: взгляд на неё вызывал догадку, что полнолуние мы застанем в этом походе. Сидели вокруг костра, пили чай, пели под аккомпанемент Дяди Жени и хором. Макс Гришин, по-моему, в этот вечер даже не брал гитару в руки - довольно рано попрощался и пошёл спать. Я первый раз включил мобильный, посмотреть, не выходил ли кто на связь - нет, отправил СМС в Москву, выключил аппарат и тоже пошёл спать. В этот раз в палатке ночевало трое: к нам с Вано присоединилась Нина. Я лёг, но не мог уснуть, если и удавалось вздремнуть, то всего на несколько минут, и снова начиналась маета... Более того, понял, что никакое положение кроме сидячего организм вообще воспринимать не может. Вставал сумеречным утром, снова возвращался в палатку, наконец, услышал, как у костра завозились дежурные. Вылез из спальника, еле оделся, выполз из палатки к велосипедам, сел возле них, ловя дуновение освежающего ветра с моря, опёрся спиной на чьи-то колёса и закрыл глаза...



Место второй ночёвки. Фото: Анастасия Иванова.



Вано за любимым делом. Фото: Анастасия Иванова.



Наблюдение за наблюдающими: "Нашедшие отдохновение". Фото: Анастасия Иванова.

Продолжение следует...
 

Распечатать материал
  • Фото: Name LJ
  • Категория: Голубицкая
  • Теги: Тамань, Таманьвокруг света, вокруг света



Всего комментариев: 0

Комментарии

Добавить комментарий!

Имя:
E-mail:

Код с картинки:

Фото дня

Новые репортажи:

  • Краснодар. Часть 1: улица Красная. Краснодар. Часть 1: улица Красная.

    В своих репортажах я постараюсь, во-первых, показать "городской потрет" Краснодара, а во-вторых, рассказать о незаслуженно забытых сторонах этого города. В частности, лично на меня Краснодар произвел незигладимое впечатление своей брежневской архитектурой -...

  • Отчет о поездке на российский юг;) Отчет о поездке на российский юг;)

            Итак небольшой отчет о поездке на Азовское море. Кратко статистика: пройдено 5540 км со средней скоростью 68км/ч и средним расходом 8.8л, т.о. на бензин потрачено около 12тр., без единого штрафа. Заправки в основном Лукойл и по трассе и на...

  • Тамань  Часть 1  Голубицкая, ст. Тамань Тамань Часть 1 Голубицкая, ст. Тамань

    Решил я на днюху съездить в Тамань полудиким способом) Тамань - очень древняя земля. Там были найдены стоянки первобытных людей, жили меоты, греки в Боспорском царстве, византийцы, хазары, турки, ген...